Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

Трудно ли быть самым большим человеком на земле… Некролог-воспоминание

Прочел в новостях о том, что накануне Рождества умер самый большой человек на планете - Александр Сизоненко. Он тихо жил в Петербурге, тихо умер и многие о нем узнали только после смерти. Я сподобился его исповедовать и причастить.
Хочу посвятить его памяти небольшой некролог-воспоминание.
Это было несколько лет назад. Тогда я еще не вел блог в интернете и не запечатлел это событие в дневнике. Поэтому точно не могу вспомнить год. Однако все детали этой истории хороршо запомнились в силу ее уникальности.
К нам в храм пришла незнакомая женщина средних лет и сказала, что нужно причастить одного больного человека на дому. В таких случаях я выясняю, где находиться дом. Может быть, рядом есть храм и удобнее и уместнее местному батюшке прийти и причастить.
Женщина стала меня убеждать: «Да он живет рядом, а главное он самый большой человек на земле…» - «В каком смысле», - не понял я. «В самом прямом - самый большой». У меня было чувство, что я что-то не понимаю. «Ну и какой у него рост?» - «Два с половиной метра». Тогда до меня стало доходить, о чем речь. «Так он должен быть знаменитым?» - «Он и так был знаменитым в советское время. О нем писали во многих газетах, а сейчас все забыли, живет один, никому не нужен. Я его соседка. Ухаживаю за ним. Сама хожу в церковь. Вот и уговорила его причаститься». – «Так где же он живет?» - «Тут совсем рядом, в переулке Ульяны Громовой, между Восстания и Лиговкой».
Я посчитал не только своим пастырским долгом, но и уникальной возможностью познакомиться к таким великаном. Мы договорились о встрече. Через день или два я был в переулке Громовой. Меня встретила соседка, мы поднялись на третий этаж.
Мне навстречу с двумы палками-костылями вышел Александр, чуть сутулясь и нагибаясь, как будто чтобы не испугать меня своим ростом. Тем не менее, он был такого большого размера, что я сразу себя почувствовал героем романа Свифта. Он благословился, как его научила соседка. Моя рука выглядела почти детской на его ладони.
Он предложил мне свои тапочки, но я отказался, боясь запутаться в них.
Не скрою, я испытывал большое любопытство к Александру и перед исповедью расспросил его о жизни. «Вы действительно самый большой человек на земле?» - спросил я первым делом. Он тут же достал папку с вырезками из газет о себе. «В книге рекордов я не числюсь, там кто-то другой. Это ведь надо, чтобы официально приходили, замеряли. А мне это не нужно. Обо мне и так много писали, приходили корреспонденты, снимало телевидение, и наше и зарубежное. А потом как-то все сразу забыли и оставили. Теперь живу одни, никто не заходит. Жена давно меня бросила. Зачем я такой нужен».
Он рассказал, что родился обыкновенным мальчиком, кажется, на Украине, в детстве обнаружился его высокий рост, хотя в пределах нормы. Но потом еще в молодости он перенес операцию на гипофизе и у него начался аномальный рост организма. Пытаясь остановить рост, ему дважды делали еще сложные операции. Но не помогало, он продолжал расти. С его более чем 2-метровым ростом прямая дорога в баскетбол. Он играл в баскетбольной команде «Спартак» в Санкт-Петербурге и Самаре.
Но гормональные осложнения после перенесенных операций остались, рост продолжался, вес увеличивался. Его максимальный рост достигал 245 см. Больные кости не могли удержать огромное тело. В 1986 году Александру пришлось оставить спорт. Ему дали инвалидность, ходить он мог только на костылях.
В его рассказе я не чувствовал какой-либо обиды на судьбу, ропота на Бога. Наоборот, какая-то русская покорность промыслу Божию: «За свою жизнь я не раз и не два оказывался между тем и этим светом. Еще в юности врачи после операции вынесли мне вердикт: вам осталось жить 20 лет. Но с тех пор прошло уже 30. Бережет меня Бог!» Такие смиренные слова производили особенное впечатление в устах такого огромного человека.
У него в квартире было много приспособлений по его росту. Обычная мебель ему не подходит: стулья неудобные, да и не выдерживают его веса. Какая-то немецкая фирма в рекламных целях изготовила для него набор специальной мебели раза в полтора большей, чем обычная. Вся одежда для него также была пошита в индпошиве. Посуда больших размеров.
В какой-то момент мне показалось, что я попал в какой-то другой мир.
Александр исповедовался сидя, иначе я бы не смог покрыть его епитрахилью. Причащался он тоже сидя. Но очень благоговейно и как-то по –детски. Это было его первое причастие в жизни.
После причастия всегда чувствуешь к человеку какую-то родственную связь, как будто он стал тебе самым близким и родным. Я поздравил Александра с этим событием. Мы еще посидели, поговорили о жизни. Я спросил, трудно ли быть большим? Он не стал философствовать, а посетовал, что зимой не может выходить один на улицу. Если он подскользнется, то не может сам встать, и помочь ему никто не сможет. В одиночку его ни один человек не может поднять на ноги. Нужна пара-тройка сильных мужчин. Да и когда он выходит, сразу привлекает к себе внимание, что его тяготит.
Я смотрел на этого великана, и казалось, что ему тесно не только в своей квартире, но как будто тесновато в самом этом мире. Он был какой-то не от мира сего. Когда я уходил, то воспринимал Александра уже совершенно иначе. Я видел перед собой не огромное тело, а обыкновенную человеческую душу, которая не зависит от размеров тела. Она у всех у нас одна, - жаждет Бога, требует к себе внимания и любви, и сама хочет любить.
«Ну и как вам Александр?» - не удержалась его соседка, провожая меня. «Раб Божий. Большой души человек. Приятно теперь знать, что самый большой человек на земле – православный, исповедуется и причащается, да еще и живет рядом с Леушинским подворьем, можно сказать, наш прихожанин. Большие подают пример маленьким, – пошутил я. - Только не говорите никому, что я причащал самого большого человека на земле, а то не поверят, скажут: опять отец Геннадий что-то придумывает…»
Но придя на подворье, я сам не удержался и рассказал: «А знаете, кого я сегодня причащал - самого большого человека на земле?!» - «Батюшка, да вы наверно шутите, образно выражаетесь».
К сожалению, после этого соседка мне не звонила. Проходя мимо его дома, я вспоминал и молился за него. Потом узнал, что Александру Сизоненко стали помогать волонтеры, откликнулись старые друзья по спорту. Затем власти города и клуб «Спартак», в котором началась спортивная карьера Сизоненко, взяли больного спортсмена под опеку. В прошлом году в августе 53-летний Сизоненко был госпитализирован в клинику «Согаз». Там его подлечили и собирались поместить в один из городских реабилитационных центров. И вот известие о том, что Александр преставился.
Царство Небесное душе этого большого человека!
Tags: Леушинское подворье, Причастие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments