Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

Притча о русском пинке

На Пасху ко мне в Сомино приезжал семинарист Михаил. В пасхальную ночь прислуживал в алтаре вместе с местными алтарниками. Он уже третий год приезжает на Пасху на дальний приход, отдаленный от Петербурга расстоянием в 300 км. Хотя, очевидно, мог бы встречать Пасху у себя в храме при духовной академии и семинарии или в любом другом храме Питера, не выезжая за границы города. 

Еще в первый свой приезд он мне сказал: «Батюшка, когда закончу, семинарию и меня рукоположат, хотел бы к вам приехать служить. Возьмете?» Я конечно ответил утвердительно, но подумал, что молодого семинариста еще не закончился период юношеской романтики. Когда спустя год он также приехал на Пасху и опять заявил: «Как бы я хотел служить у Вас на приходе», - я опять решил, что эти слова мне вряд ли чем-то «грозят». Но когда он и в этом году опять спросил в алтаре: «Ну как Вы, батюшка, не передумали меня брать?», - я почувствовал, что семинарист не шутит и уже сам спросил его: «Сколько тебе осталось учиться?» Он ответил: «Полтора года». Ну что ж, время подумать, как и передумать еще есть.

Мне приятно знать, что есть семинаристы, которые готовы ехать в глубинку Русской земли, чтобы возрождать ее.

Разговлялись в поселке Заборье, где стоит большой храм во имя иконы Богоматери Невской Скоропослушницы. После пасхального молебна трапезовали у Валентины Александровны. Прихожане совместными усилиями с любовью приготовили богатую трапезу.  

Сыграли в пасхальные цоканки - по-сомински, (см.запись за 11 апреля).

Выявили самых смиренных.

Мне было интересно расспросить Михаила о семинарской жизни. Разговор слово за слово шел о том, о сем, начали с сельских дел, закончили судьбами Отечества. Конечно, сетовали о разорении русской глубинки, закрытии лесхозов, черных лесорубах, о безработице, беспутице и бездорожье. Может в другой день все эти разговоры навели бы своей неразрешимостью нашу извечную русскую тоску, но Пасха брала свое и не давала нам унывать. Тут семинарист рассказал один анекдот, который в контексте Пасхального праздника и высоких разговоров об Отечестве прозвучал почти как притча.

Поймали немцы в войну трех солдат: американца, француза и русского. И приговорили всех к расстрелу. Спросили о последнем желании. Американец попросил виски и сигару. Ему дали, он выпил виски, выкурил сигару, и его расстреляли. Француз, естественно, попросил вина и красивую женщину. Ему дали, и тоже расстреляли. А русский сказал: «А я прошу, постройте пожалуйста роту немецких солдат». Немцы удивились, но построили. Тогда русский выбрал самого рослого и сильного фрица и попросил: «Пусть этот солдат даст мне пинка!» Немцы еще больше удивились, но согласились. Фриц дал ему пинка, и тут русский выхватил у него автомат, всех перестрелял и убежал домой.  

Этот-то анекдот и захотелось назвать «притчей о русском пинке». В нем как-то особенно ярко выражен один наш национальный секрет, который состоит в том, что нам, чтобы прийти в себя, часто нужен какой-то толчок (т.е.пинок). Эту мысль можно сформулировать как теорию исторического пинка. Если посмотреть на нашу историю, то мы действительно увидим, как часто получали такие пинки от разных народов. То поляки нас пнут в Смутное время, то французы в 1812 году, то немцы в ХХ веке. Пинок на нас всегда действовал отрезвляюще, и в конце концов спасал нас. А без пинка начинались междоусобицы, заговоры или застои. То есть у русского человека есть точка кипения, до которой он в обычной ситуации не «закипячивается». Нужен внешний толчок. Тогда мы просыпаемся.

Вот и думается, что-то мы слишком долго возрождаемся, уже больше двадцати лет, то перестраивемся, то реформируемся, то модернизируемся - и все никак не возродимся. Не пора ли попросить кого-нибудь дать нам пинка?! Или на этот раз попробуем обойтись без него?!

Tags: Пасха, притчи, характер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments