Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

Впервые потомок Дома Романовых посетил Квартиру св.Иоанна Кронштадтского

Беседа в музее с Павлом Куликовским-Романовым

Накануне дня памяти Царственных Мучеников в Мемориальной Квартире св.Иоанна Кронштадтского произошло без преувеличения сказать историческое событие: впервые Квартиру Иоанна Кронштадтского посетил потомок Дома Романовых.
Хорошо известно, что при жизни отец Иоанн Кронштадтский был близок к царской семье, часто бывал в царских палатах, участвовал в значимых событиях жизни царской семьи: бракосочетание, венчание на царство, крещение детей. На его руках преставился Государь Император Александр III в Ливадии. Только однажды в 1913 году в день освящения Морского собора Государь Император Николай Александрович подходил к Дому Иоанна Кронштадтского, выразив таким образом почтение к памяти Всероссийского пастыря, с котором он вместе закладывал Николаевский Морской собор в 1903 году.
Но в самом доме у Кронштадтского пастыря никто из представителей Дома Романовых никогда не был, ни при жизни, ни после смерти о.Иоанна.
Первым представителем Дома Романовых, посетившим Квартиру Всероссийского батюшки, стал Павел Эдуардович Куликовский-Романов, праправнук Императора Александр III, правнук Великой Княгини Ольги Александровны, правнучатый племянник Царя-Мученика Николая Александровича.
Я познакомился с ним в прошлом 2010 году в Петро-Павловском соборе на панихиде памяти Великой Княгини Леониды Георгиевны. Меня предупредили, что будет присутствовать праправнук Александра III, и я сразу обратил внимание на статного высокого человека, удивительного похожего на своего августейшего прапрадедушку. Было удивительно видеть столь точное повторение облика Великого Царя в его потомке. После панихиды я побеседовал с ним и пригласил его с супругой Людмилой посетить Мемориальную Квартиру св.Иоанна Кронштадтского в любое удобное для него время. Хотя тогда наше общение было кратким, тем не менее, у меня осталось глубокое и светлое впечатление от этой встречи. Было желание продолжить его, расспросить о многих важных вопросах.
Спустя год мне на е-мейл пришло письмо от Людмилы и Павла Куликовских. В письме говорилось о желании высоких гостей посетить Мемориальную Квартиру накануне дня памяти Царственных мучеников. Мы созвонились. В первой половине дня Павел Эдуардович с супругой Людмилой посещали Гатчинский дворец, где им показывали восстановленные комнаты Императора Александра, где родилась его прабабушка Великая Княгиня Ольга Александровна.

В Кронштадт высокие гости приехали из Гатчины в приподнятом настроении духа. Павел Эдуардович был со своей супругой Людмилой в сопровождении конвоира кубанского казака в полном казачьем обмундировании Василия Ящика, который оказался потомком казака Тимофея Ящика, телохранителя Императрицы Марии Федоровны, последовавшего за нею в изгнание.

Павел Эдуардович прежде всего поделился радостью, их во дворце ждало открытие: недавно один предприниматель передал в музей образ Воскресения Христова с двунадесятыми праздниками, на обороте которого сохранилась надпись о том, что эта икона написана на Святой Горе Афон и преподнесена в дар Императору Александру Александровичу. Причем предприниматель, приобретший икону на аукционе, узнал о принадлежности образа, только после приобретения, отделив бумагу на тыльной стороне.
Я встретил Павла Эдуардовича и Людмилу у памятника св.Иоанна в сквере. Когда Павел Эдуардович узнал, что памятник был освящен по чину икону, приложился к бронзовой руке батюшки, по-детски заулыбавшись о.Иоанну. (Этот момент удалось зафиксировать на снимке).
Павел Эдуардович с большим вниманием слушал рассказ, благоговейно прикладывался к святыням: наперсному кресту о.Иоанна, его епитрахили, палице. На балконе Павел Эдуардович в благоговении постоял один, о чем-то тихо помолился Всероссийскому пастырю. В кабинете мы вместе помолились у иконы св.Иоанна Кронштадтского с житием, на которой одно из клейм изображало праведную кончину Императора Александра в Ливадии: Император на смертном одре и стоящий у его изголовья Кронштадтский пастырь. Рядом с Императором - Цесаревич Николай и его невеста Александра Федоровна, присутствовавшие при кончине. «В этот момент в Ливадии была и моя прабабушка Ольга Александровна. Ей было тогда всего 12 лет», - уточнил Павел Эдуардович. Он был обрадован подарком ему копии этой иконы.
После знакомства с Музеем-квартирой я предложил гостям чаепитие, которое мы заранее приготовили в столовой комнате св.Иоанна Кронштадтского.
Такой «чаек» в гостях у Дорогого Батюшки располагал к глубокой духовной беседе. Потом эту беседу я записал как можно подробнее, сознавая ее важность, стараясь не упустить подробностей. Наша беседа коснулась нескольких тем: родословное древо, скитания за границей, современная Россия, идея монархии и др. Соответственно, я разделил беседу по темам.

ВЕЛИКАЯ КНЯГИНЯ ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА И ЕЕ СЫН ГУРИЙ НИКОЛАЕВИЧ КУЛИКОВСКИЙ-РОМАНОВ

В первую очередь Павел Эдуардович рассказал о своей родословной. У нас о втором сыне ВК Ольги Александровны Гурии Николаевиче в отличие от его брата Тихона Николаевича почти ничего не известно. Готовясь к встрече, я посмотрел в интернете информацию о Гурии Николаевиче и практически ничего не смог найти о нем, даже год его кончины.
Павел Эдуардович согласился с этим.
- Но я думаю, вы знаете причину, по которой Вам больше известно о Тихоне. Его последняя жена Ольга Николаевна Куликовская очень активна. И мы очень благодарны Ольге Николаевне за то, что она сохраняет память о Тихоне Николаевиче и прославляет имя Великой Княгини Ольги Николаевны. Я говорю об этом потому, что я хочу подчеркнуть, что у Тихона Николаевиче есть человек, который поддерживает память о нем, а у Гурия, к сожалению, нет.
- Павел Эдуардович, а ведь Гурий родился еще в России, а Тихон – если иметь в виду современную карту - на Украине.
- Давайте начнем сначала. Гурий родился в 1918 году на Кубани в станице Новоминской, а Тихон родился в Крыму. После рождения Гурия вся семья Ольги Николаевны выехала в Европу, в Данию. Сначала они жили в королевском дворце Амалиенборг в Копенгагене вместе с вдовствующей Императрицей Марией Федоровной и датским королем Христианом Х, доводившемся ей племянником. Потом они переехали в дом, выкупленный для Императрицы, который называли замок Видор, в предместье Копенгагена. После смерти здесь Марии Федоровны в 1928 году Ольга Александровна не захотела оставаться там. В начале они переехали в небольшой фермерский дом, где оставались около 2 лет. Когда все формальности с наследством Марии Федоровны были решены и Ольга Александровна получила свою долю, то она впервые в жизни купила свое собственное жилье Кнудсминде в Боллеруле. В те времена это было просто небольшое селение в 24 километрах от Копенгагена, но постепенно Копенгаген расширялся, и сейчас это место Боллерул уже пригород Копенгагена, практически - часть города. Пока они там жили, Тихон и Гурий росли, ходили в обычную датскую школу. Но в дополнение к этому они ходили и в русскую школу. Иногда это было в Париже, во Франции, иногда в Германии. Все экзамены они сдавали под патронажем школы св. Александра Невского в Париже. И все их аттестаты на бланках этой церкви.
После окончания школы они вступили в датскую армию, поскольку должны были служить в королевской гвардии. Тихон был в инфантерии (пехоте), в дворцовой гвардии (дворцовом карауле), потому что был выше. А Гурий будучи ниже ростом, отправился в кавалерию и стал гусаром.
- Видимо, любовь к лошадям у него осталась на генетическом уровне. Ведь он родился в казачьей станице.
- Они служили в армии и оба дослужились до капитанов. И когда началась Вторая мировая война, Дания была оккупирована Германией и все офицеры датской армии были арестованы и посажены в тюрьму. В конце войны наступала уже Красная армия и захватила небольшой датский остров Борнхольм в Балтийском море. Вначале они не хотели уходить, даже после того, как Германия сдалась. Они там оставались до 1946 года. При этом они никогда не заявляли, что хотят сделать его частью Советского Союза, но датские политики думали, что если они позволят Красной армии задержаться еще на пару лет, то так и может произойти. Тогда датское правительство начало переговоры с Советским Союзом по этому вопросу. Казалось, что переговоры шли хорошо. Датское правительство принимало Советское правительство, которое в итоге согласилось покинуть этот остров, но конечно, они не собирались делать без того, чтобы получить что-то взамен. И одним из их требований стало то, чтобы все те, кто помогал русским военнопленным освоиться вне Советского Союза, т.е. в Западной Европе, кто выкупал русских людей из тюрем и спасал их, - все они были выданы Советскому правительству. Некоторые из них были просто белыми офицерами, ничего не делали, просто жили в Дании. Некоторые из них воевали на стороне Германии. Кроме этого советские власти потребовали выдачи тех российских эмигрантов, кто даже родился в Дании.
Советское посольство начало расследование, и стало составлять списки таких людей на возвращение в Советский Союз. Дании ничего не оставалось, потому что это было соглашение двух государств.
Великая Княгиня Ольга Александровна помогала всем русским, кто приходил в ее дом. Ее помощь заключалась в том, что она давала им еды или денег, чтобы выжить. Полиция пришла к ней и спрашивала, так это или нет? Семья, конечно, страшно испугалась, что они будут высланы в Советский союз и могут оказаться в тюрьме.
- Это могло стать продолжением голгофы царской семьи. Сестра царя-мученика могла пополнить список Царственных мучеников.
- К тому времени семья разрослась. Оба сына Тихон и Гурий женились. Гурий женился до войны на Рут Шварц, которая и является моей бабушкой. У него 19 июля 1941 года родилась старшая дочь Ксения Гурьевна, моя бабушка. Она здравствует и поныне и живет в Дании. Потом родился сын Леонид. Но вся семья понимала, что подвергается слишком большому риску, оставаясь в Дании. Тогда они обратились к Английской королевской семье и попросили о помощи. Им предложили организовать три варианта переезда: в Южную Африку, Австралию или в Канаду. Английская королевская семья оформит все необходимые документы. Великая Княгиня Ольга Александровна решила, что Канада более всего похожа на Россию и решила ехать туда. Но при этом Английская королевская семья никогда не предлагала семье Великой Княгини поселиться в Англии. Хотя Ксения Александровна в это время уже жила в Англии.
- Наверное, не хотели конфликтовать с Советским Союзом...
- В 1948 году по дороге в Канаду они остановились в Англии, провели здесь полтора месяца, естественно, встречались с Королевском семьей. А потом на корабле отправились в Канаду. Это был переезд всей семьи: Ольга, Николай, Тихон, Гурий, их жены и дети.
Когда приехали в Канаду, опять купили здесь ферму. Но Николай и Ольга были уже очень пожилыми. Идея заключалась в том, что двое сыновей смогут им помочь по ферме. Но они были офицерами и ничего не знали о сельском хозяйстве. Поэтому эта идея не сработала.
- То есть, из офицера крестьянина не сделаешь.
- Из Куликовского – тоже. В конце концов, Ольга Александровна продала этот дом.
Оба сына нашли гражданскую работу. Гурий Николаевич стал преподавать в университете Оттавы славянскую культуру и славянские языки. Он учил русскому канадских пилотов. Считалось, что во время холодной войны, канадские солдаты должны знать русский. Он получил хорошую работу и сделал карьеру.
Здесь в Канаде в 1948 году у него родился еще один сын мой дядя Александр Гурьевич.
Потом в 1956 году Гурий Николаевич развелся с моей бабушкой и она вернулась в Данию. Позже ее младший сын Александр последовал за ней, также и средний - Леонид. А вот моя мама Ксения Гурьевна решила остаться в Канаде и единственная жила в доме с Великой Княгиней Ольгой Александровной.
24 ноября 1960 г. Великая Княгиня Ольга умерла. А буквально через несколько недель 17 декабря 1960 года у Ксении родился сын, которого назвали Павел. Это был я.
Душой всей нашей семьи всегда была Ольга Александровна и после ее смерти семья совершенно развалилась. Вначале мою мать поддерживал Тихон Николаевич. Но в итоге она решила в 1961 году отправиться в Данию к своей матери Рут.
В это время Гурий после того, как развелся с Рутой, женился второй раз на Азе Гагариной, происходившей из русской семьи. Они жили вместе до 1984 года, когда дедушка умер. Детей у него во втором браке не было, но у Гагариной было двое своих детей от прежнего брака.
- То есть у Гурия Николаевича было трое детей?
- Да. А у Азы было двое своих детей. Ее дочь умерла около 10 лет назад. У сына была очень тяжелая жизнь. Его содержала мать. Именно Аза Гагарина наследовала все от Гурия Николаевича. Когда она нуждалась в деньгах, она продавала картины, фарфор из коллекции дедушки. Она, к сожалению, никогда глубоко не интересовалась его семьей, да и вообще русской историей, хотя и была русская.
В этом большая разница между Ольгой Николаевной Куликовской и Азой Гагариной. Потому что Ольга Николаевна все, что унаследовала, использовала для того, чтобы делать выставки, публиковать, в общем, что-то делать. Аза Гагарина ничего не делала, только продавала и все. Его наследие было рассеяно. И это одна из причин, почему о Гурии Николаевиче так мало известно.
Вот такая наша длинная семейная история.
- Благодарю Вас, это очень интересно, это можно услышать только из Ваших уст. В истории Вашей семьи, как в капле воды, отразилась история Русского исхода.

О СЕБЕ
Я попросил Павла Эдуардовича рассказать о себе и прежде всего спросил, кто был его отец - супруг Ксении Гурьевны?
- Эдвард. Он был канадцем.
- Он был этнический англо-сакс?
- Должно быть так. Я не имею с ним контакта, поэтому мало знаю о нем.
В 1960 году после смерти Великой Княгини вся семья рассыпалась.
Когда я родился, мои отец и мать не были женаты. Они поженились после моего рождения, но потом быстро поняли, что вместе жить не смогут. И тогда моя мать окончательно уехала из Канады в Данию. И хотя формально они оставались женатыми еще много лет, но фактически они жили вместе только один год.
- У Ксении Гурьевны был только один сын - Вы?
- От брака с моим отцом я был у мамы только один. Но у меня есть еще один брат и две сестры уже от другого брака матери. В Дании она вышла замуж за датчанина.
- Все Ваше детство прошло в Дании?
- Да, я 40 лет живу в Дании. И как Вы можете понять, никто из нашей семьи даже не мог подумать, что когда-нибудь сможет поехать в Россию. Моя мама еще учила русский, потому что она разговаривала с моей прабабушкой Ольгой Александровной на русском языке. Но когда Великая Княгиня умерла в 1960 г., никто в семье уже не учил русскому.
- Русский оказался не нужен?
- Надо понимать, что холодная война была реальностью. Советского Союза все боялись. Говорить по-русски в глазах датчан тогда означало быть советским шпионом. Так что я не учил русский в детстве, и только в последние годы я пытаюсь изучать его. Сейчас это мне нужно.
- А Ксения Гурьевна жива?
- Да. Она живет в Копенгагене. И Рута жива, ее мать. Ей исполнилось 90 лет. Она из семьи Беринга, родня дяди Витуса Беринга.
- У Вас и эта ветвь тоже связана с историей России.
А когда Вас крестили? И как в семье сохранялось Православие?
- Мы принадлежали приходу Алексанро-Невского храма в Копенгагене, принадлежащему Русской Зарубежной церкви. Великая Княгиня Ольга Александровна ходила в этот храм, когда они жили в Дании, а Николай Куликовский был членом приходского совета этой церкви. Конечно, когда они уехали в Канаду, они уже не были в приходе, но когда моя мама вернулась, очень многие знали, кто она, и ее пригласили обратно в приход. Тогда там еще было много старых русских семей, ходивших в церковь. И когда меня привезли из Канады в Копенгаген, меня в церкви спросили, хочу ли я креститься, и я естественно сказал: «Да». Но меня крестил не священник церкви Александра-Невского в Копенгагене. По каким-то причинам они не считали, что это правильно. Это право было предоставлено протоиерею из церкви Александра Невского в Париже на Рю-да-Рю. Протоиерей приехал из Парижа и меня крестил в Копенгагене..
- В церкви?
- Нет, дома.
- Известно имя этого священника?
- Известно, потому что у меня есть свидетельство о Крещении, и оно там указано. Мое свидетельство о крещении выдано в Париже. Поэтому когда я делаю официальные документы, приходиться указывать этот факт. Например, когда я делал водительские права, там были очень смущены, потому что я – датский гражданин, родился в Канаде, а крещен священником Парижа. В конце концов, они все перепутали, и сейчас в моих правах написано, что я родился в Париже. Все потому что они не смогли его прочитать по-русски! Увидели Париж, ну и все, значит, родился в Париже.

К ВОПРОСУ О РУССКОСТИ ПОТОМКОВ РОМАНОВЫХ
К средине беседы, когда возникла теплая атмосфера доверия и неформальной беседы, я решился задать один «некорректный» вопрос. В средствах массовой информации можно встретить мнение, что потомки Романовых забыли о своей исторической Родине, смешались браками с Европой, где и обрели новую родину.
- Можно задать Вам один непростой вопрос? В Вас соединились разные национальности и культуры. Вы в себе несете и русское начало, вы - праправнук Александра III, и в то же время, Ваш отец – канадец, Вы родились в Канаде, выросли в Дании, крещены в Париже, сейчас живете в Москве. Кем же Вы себя сознаете: русским, канадцем, датчанином? Какой у Вас менталитет?
- Обычно мой ответ на эти вопросы зависит от того, кто меня спрашивает. Если это люди, которые не интересуется серьезно, а спрашивают просто формально, то я скажу, что я – гражданин мира. Потому что в таком случае мне не нужно дальше ничего объяснять.
- Ну а если Вас спрашивают не формально? Поверьте, для меня это не формальный вопрос, кем себя сознает праправнук русского царя?
- Если люди знают, кто я и откуда, то я могу искренне сказать, что – да, я чувствую очень сильно свою принадлежность к России. Поэтому я сюда приезжаю снова и снова.
Когда мы были в станице Новоминской, где родился мой дед Гурий Николаевич, я там пытался как-то объяснить это. Я там сказал, что Великая Княгиня Ольга Александровна родилась в России, жила в Дании, а умерла в Канаде. А у меня получилось наоборот: я родился в Канаде, живу в Дании, а умру, возможно, в России.
- Вы таким образом совершаете обратный путь возвращения в Россию. Получается очень символично – тем же самым путем, как будто в какой-то русской повести.
Павел Эдуардович, Вы, первый представитель потомков Дома Романовых, который фактически вернулся в Россию. Вы здесь бываете не эпизодическими приездами, а уже живете несколько лет. Я прочел, что Вы с 2008 года находитесь в России в качестве генерального директора международной компании, офисы которой расположены в Москве, Архангельске и Новороссийске. Как Вас встретили власти?
- Я должен сказать, что Российские власти не были особенно расположены к моему приезду и особенно никак не способствовали ему.
- Ваше возвращение в Россию связано с деловыми целями?
- Нет-нет, это не совсем правильный ответ. Я приехал сюда не потому, что у меня были дела. Скорее получилось наоборот. Я приехал сюда просто потому, что хотел приехать в Россию. Но Российские власти, конечно, не могут просто так разрешить мне приехать и жить здесь, ведь я для властей – иностранец. Чтобы мне разрешили здесь находиться, я должен иметь здесь какое-нибудь дело. Я приехал потому, что хочу здесь находиться, и для того, чтобы здесь быть, у меня есть бизнес.
- Насколько отличается то, что Вы увидели в России, от того образа, который Вы имели прежде? Не разочаровала ли Вас Россия?
- Я начал приезжать в Россию с 1992 года. И должен заметить, что, когда я приехал в первый раз, то увидел много вещей, которые не мог считать хорошими. Но меня так хорошо приняли разные люди, меня провезли по всем лучшим местам. Так что я получил очень положительный образ России, даже если он и был не совсем истинным, потому что я видел только лучшее. Но по крайне мере, в моем первом впечатлении не было страха. Меня Россия не испугала. Я знал, что я захочу сюда вернуться.
Помню, одним из первых мест, которые я посетил, был Петергоф. Я был гостем директора музея Петергофа Вадима Знаменова. Он давал интервью в связи с открытием большого каскада фонтанов в начале мая и сказал телевизионщикам, что здесь нахожусь я. Телевизионный канал захотел взять интервью. И одним из первых вопросов был как раз вопрос, как я чувствую себя, будучи в России, в Петергофе? И моя первая реакция была: «Я чувствую себя как дома». И это чувство осталось до сих пор. Я приезжаю в Россию и чувствую себя здесь дома. Моя проблема состоит только в том, что я не говорю по-русски, но тем не менее я все равно чувствую себя как дома.
- Хотя Вы не говорите по-русски, но у Вас нет языкового барьера. Вы по-видимому чувствуете по-русски?
- Думаю, что да. Но это должны сказать Вы.
- Вы знаете, я сейчас чувствую удивительный эффект: хотя Вы говорите по-английски, Ваша супруга переводит, но у меня такое чувство, что мы говорим с Вами на одном языке, и между нами нет того барьера, который бывает при разговоре с иностранцем. (Продолжение в следующем посте)

Tags: Дом Романовых, Иоанн Кронштадтский, Кронштадт, Россия, Св.Квартира_Иоанна_Кронштадтского, монархия, фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments