Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

Последние леушанки

Этой весной в нашем приходском издательстве "Леушинское подворье" вышла долгожданная книга "Последние леушанки", над которой работали монахиня Кирилла (Червова) и Ида Александровна Климина из Череповца. Книга рассказывает о судьбах некоторых леушинских монахинь в ХХ веке. Предлагаю вашему вниманию отрывок из нее.

Рассказ Александры Ивановны Квашниной - племянницы леушинской монахини.
Мы с сестрой родились и выросли в очень верующей семье, нас у родителей было пятеро. В нашем доме любили принимать странников, подавать милостыню. Как я помню, у нас всегда жили Божьи люди. Мама Параскева Васильевна была крепкой веры, настоящая христианка, ее бабушка Домна так воспитала. И не только ее, но и всех своих детей, а их у нее тоже было пятеро. Она, к сожаленью, рано умерла. Старшему из детей Коле было 18 лет, маме нашей семь лет, а сестре Екатерине, будущей монахине Варваре – тринадцать. Вскоре умер их отец, наш дедушка Иван. Брат женился и взял остальных детей к себе в семью, жена ему попалась хорошая, добрая, дети ее любили. Жили трудно, бедствовали. Екатерина не захотела быть обузою и объявила родным, что уйдет в монастырь. И выбрала она не Горицкий монастырь, что ближе к дому, а Леушинский. Слышала о нем от кого-то из странников, ночевавших у них, запал в детскую душу рассказ об этой обители. Про матушку Таисию, игумению, говорили, что она – настоящая мать сестрам, особенно привечает сирот.
Наша мама, как она потом нам рассказывала, очень переживала, плакала и уговаривала сестру не уходить в монастырь. Но Екатерина все-таки уехала, видимо, была на то воля Божия. В монастыре, как мы знаем со слов мамы, ее приняли хорошо, она там прижилась и домой никогда не просилась, когда ее навещали родные. Послушания она выполняла разные и всему научилась в монастыре. Наша мама только удивлялась, что мать Варвара все умеет делать, когда та приезжала изредка навестить родных. Она хорошо готовила, пекла пироги, шила, стегала одеяла, управлялась со скотиной и на огороде. И все делала очень ловко и быстро, потому что все было от Бога и для Бога. В каком году ее постригли в монашество, мы точно не знаем, но, кажется, ей было около сорока лет, и назвали Варварой, в честь великомученицы Варвары. Она очень любила и почитала свою небесную покровительницу. Добрую половину своей монастырской жизни матушка Варвара несла послушание на подворье в Петербурге, она трудилась там вплоть до его закрытия. У меня хранятся несколько икон и вещей леушинских матушек. (Незадолго до смерти Александрушка передала мне небольшую иконку Божией Матери «Нечаянная радость», принадлежавшую м. Варваре. – Прим. автора).
Когда начались гонения на церковь и на верующих, подворье и монастырь закрыли. А мать Варвара вместе с духовной сестрой – монахиней Неофитой, она тоже наша, кирилловская, переехала во Всеволожск, их пригласил туда знакомый батюшка.
Они жили в сторожке при Троицком храме, пели и читали на клиросе, стегали одеяла на продажу, а на эти деньги отправляли посылки знакомым батюшкам и матушкам в тюрьмы. Сестра моя (Александрушка кивает на Екатерину) бывала у них во Всеволожске, она подробнее расскажет. Я стала позднее ездить к матушкам уже в Романово под Череповец, куда они переехали во время войны. Это далекая глубинка, так их, видимо, благословили, а добирались туда только на лошадях.
Жили там матушки небольшой общинкой. Кроме матушек Варвары и Неофиты, которая была старшей в общинке и хранила игуменский посох, помню монахинь Гермогену и Вриену, уже стареньких, мать Вениамину, старенькую схимницу мать Кириллу, она постоянно читала псалтырь. Еще две матушки Александра и Неонилла бывали в Романово наездами, постоянно они там почему-то не жили. Возможно, оттого, что далеко был храм, на причастие матушки по очереди ездили в Череповец. В их деревне и вокруг жило много старообрядцев. Я точно не помню, как складывались у них отношения, матушки никогда не жаловались. В 60-е годы, помню, матушки рассказывали, что к ним иногда приезжали знакомые батюшки и служили литургию на антиминсе. Чаще других приезжал отец Валентин Парамонов, он тогда служил в Череповце.
Службу справляли дома, у них было много старинных икон и богослужебных книг. Всегда теплилась лампада. Жили дружно, у каждой было свое послушание. Наша мать Варвара готовила и занималась домашним хозяйством. У матушек был огород, а возле дома много цветов, что было непривычно тогда в деревнях, цветов не сажали.

Tags: Леушинский_монастырь, монашество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments