Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

Беседа на могилке матушки Варвары. К 40-му дню памяти

40-й день памяти игумении Варвары - 6/19 марта - пришелся на праздник иконы Божией Матери «Благодатное Небо». Небо над Пюхтицей в этот день было действительно благодатным. Хотя любимая погода матушки Варвары, как я узнал в этот приезд, была совершенно другая… Но об этом чуть позже.
На похороны игумении Варвары из-за отсутствия визы поехать не смог. Тогда же решил обязательно побывать в Пюхтице на 40-й день ее памяти. Мы организовали паломническую поездку на этот день, собралось почти двадцать человек. И оказались не единственными паломниками из Петербурга. На границе мы встретили большой автобус прихожан Иоанновского монастыря во главе с известным батюшкой о.Николаем Беляевым.
Мы приехали накануне - 18 марта. Признаюсь с некоторым волнением подъезжал я в этот раз к Пюхтицкому монастырю. Ведь прошлый раз был полгода назад на 8-=летии матушки Варвары (я об этом писал у себя в блоге: http://otets-gennadiy.livejournal.com/38820.html?thread=1#t764836). Как-то теперь будет Пюхтица без матушки? Ведь за сорок лет игуменства она так соединилась с образом Пюхтицкого монастыря, что трудно представить себе обитель без игумении Варвары. Монастырю в этом году исполняется 120 лет, и из них сорок связано с именем Варвары, то есть треть истории монастыря – это игумения Варвара. Но хочу сразу сказать, что в течение этих двух дней в монастыре ни на одну минуту я как не почувствовал, что матушки Варвары не стало. Она осталась в своих трудах, в памяти и любви сестер, она действительно соединилась с Пюхтицами настолько, что ее невозможно уже отделить от монастыря.
Удивительным промыслом Божиим на день памяти игумении Варвары выпала родительская суббота – причем первая в этом Великом посту. Поэтому не нужно было назначать особых служб, поминовение игумении совершалось в строгом соответствии с уставом.
Перед службой мы успели съездить в Скит монастыря в Васк-Нарве. Главным делом жизни игумении Варвары является благоустироение и благоукрашениеПюхтицкого монастыря, но ведь она также является по сути и основательницей новой обители – Скита св.пророка Илии, которого никогда не было до нее. Теперь смотришь на эту чудную обитель, где подвизается всего 8 сестер как на духовное детище матушки Варвары. Здесь гостеприимная матушка Прокопия показала нам возрожденный Ильинский собор, провела к могилке почитаемого протоиерея Василия Борина, угостила на дорожку чайком с пирожками. Этот Скит дополняет как-то образ Пюхтицкой обители, раскрывая полноту ее духовного бытия.
Парастас в Успенском соборе возглавлял епископ Нарвский Лазарь, ему сослужило 12 священников. В алтаре молился митрополит Эстонии Корнилий. На другой день совершалась заупокойная Литургия, которую возглавил уже митрополит Корнилий в сослужении около 20 священников. Среди гостей был наместник Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий.
Батюшке при встрече приветствовали друг друга словами трогательными словами «С днем памяти матушки!»
После Литургии был совершен особый обряд снятия мантии с игуменского кресла настоятельницы. Дело в том, что по монастырскому обычаю после кончины настоятельницы ее седалище в соборе покрывается ее мантией и пребывает в таком покрытом виде в течение 40 дней. Это совершается в знак вдовства игуменского места. И вот сегодня после проповеди владыки Лазаря мантия была снята и передана в ризницу обители, а игуменский жезл был внесен в алтарь до того времени, когда будет назначена новая настоятельница. Эту мантию приняла монахиня Филарета, которая сейчас временно исполняет обязанности по управлению обители до назначения Синодом новой настоятельницы. Но в этом приятии мантии Варвары есть и духовный знак. Матушка Филарета многие годы была келейницей игумении Варвары и ее ближайшей сподвижницей. Эта мантия, которую она держала на руках на амвоне храма, может быть Илииноюмилотию духовного наследства великой игумении.
На поминальной трапезе монахиня Филарета сказала удивительное слово о матушке Варваре. Хотя на трапезе присутствовало много гостей, но это слово она обратила прежде всего к своим сестрам и посвятила его главному завету игумнии – любви к монашеству. Я записал его слово в слово:
«Игумения Варвара любила повторять слова: «Люди на земле живут повсюду, а Матерь Божия собрала нас здесь». Матушка хотела, чтобы мы поняли, что Господь хочет нашего спасения. Но у Него есть одно условие: Он хочет, чтобы мы спаслись все вместе, в нашем сообществе, где мы вместе с вами живем, собирая воедино наши немощи, чтобы всем вместе пройти этот путь спасения. А эта жизнь невозможна без любви друг к другу и преданности… И матушка понимала, что именно так рождается та сила, которая животворит и врачует духовно больных и слабых людей и ограждает нас от искушений мира сего.
У матушки был такой дар - она умела соединять людей, не разобщать, а соединять их. Потому чужие люди становились здесь своими, родными по духу. Это очень редкий, удивительно редкий дар. За эти 40 лет ее игуменства матушка смогла создать монастырскую семью. В этом ее уникальность на самом деле. В наше время таких людей, наверно, больше не найдешь. Она как-то хорошо и остро понимала, ответственность каждого за судьбу всех как ответственность всех за судьбу каждого. Если бы мы понимали это также как и она, нам было бы наверно легче жить. И это сознание, эта духовная мудрость делали из нашей матушки – Матушку, то есть маму для всех, кто приходил к ней. У нее был такой удивительный дар: при беседе она могла дотронуться до сердца человека, она могла так озарить его мысль, что человек пересматривал себя и в корне изменял свою жизнь. У нее был удивительный дар общения. Встречаясь со всеми, она щедро раздавала себя. Каждый, кто с ней общался, может сказать, что матушка именно для него что-то сделала, что-то ему подарила, что-то ему дала. Поэтому перед нами стоит задача, чтобы сохранить эту духовную ценность, сохранить ее так, чтобы Пюхтица с матушкиной смертью не лишилась этих богатых даров ее огромной любви и доброты, которыми матушка обладала при жизни и которые она так щедро раздавала.
Каждый из нас являлся для как бы полем, которое она возделывала и насаждала. Поэтому нам все это богатство надо пронести, чтобы исполнились евангельские слова: «Если семя останется одно, то оно умрет, а если семя умрет, то он принесет плод сторицею».
Сестры, наше семя, наше золотое семя уже в земле. 40 дней мы сегодня отмечаем. Нет с нами нашей матушки. Но плод ее должен возрасти в жизни каждого из нас. Провожая нашу матушку, отмечая ее 40-й день, мы понимаем, что те воспоминания, которые она нам оставила, они будут являться нам утешением и должны нас утешать. Но должны утешать еще и исполнение ее заповедей, потому что иначе и быть не может. Нам осталось такое огромное богатство. И это касается не только нашей замечательной красивой обители. Но нам досталось богатство того добросердечия, чистоты, любви, которыми обладала матушка и которыми он оделяла каждого, кто приходил к ней.
Утешать нас может и подражание ее светлому примеру - жить ради ближнего. Утешением нам будет служить молитва о еебезсмертной душе.
И я сейчас хочу сказать одно: трудный, действительно трудный был у нее путь, очень трудный. Но как она его прошла! Как удивительно красиво! И тем доказала: она возлюбившая монашество больше жизни, она видела в нем идеал служения Господу и ближнему. Она так любила монашество, что все-все складывала к ногам Господа: свое здоровье, свои силы, свои мысли – она все отдала Богу. И это наш пример, это то, что опровергнет знания и доводы многих мудрецов, которые могут очень красиво говорить и доказывать, что сейчас монашество может быть и не нужно, что оно не актуально. Актуально! Оно всегда нужно, потому что это идеал жертвенности ради Бога, это то, что человек может отдать – всю свою жизнь Господу. И вот ее праведная и блаженная кончина доказывает, что так жить – это благодать. Поэтому она никогда не оставит своей обители и насельниц ее в своих молитвах – сестры, никогда!
Верьте, верьте, что матушка с нами, что она слышит нас, видит, что она чувствует нашу духовную поддержку, потому что и мы чувствуем ее духовное присутствие.
Судя по почте, по письмам, которые приходили в обитель, можно сказать, что за нее молится весь христианский мир. И наше сердце надеется, что Господь приклонит милость Свою в день Суда пред нашей матушкой и дарует ей жизнь вечную в Своих райских обителях.
Благодарю Вас, всех, кто приехал почтить память матушки. Вы любите не только ее, вы любите и нашу обитель, вы любите и нас, мы это чувствуем.
Когда мы матушку похоронили, у меня было такое чувство, несмотря на глубокую скорбь, так что слезы катились из глаз, а на душе при этом была какая-то радость. После трапезы я об этом владыке Меркурию рассказала: «Владыка, у меня было такое чувство, что хотелось сказать всем «Христос воскресе!» А он отвечает: «Матушка, ну что ж вы не сказали, я бы вам первый ответил: «Воистину воскресе!» Поэтому я вам всем сейчас говорю еще раз: «Христос воскресе!»

Трудно было при этих словах не удержаться от слез. Невольно вспоминались встречи, беседы, благословения матушки Варвары. Действительно, вспоминается множество духовных даров Варвары. Она раздавала себя всем, не жалела себя, собирая таким образом сокровище себе на небе.
Об этом много можно сказать. Сейчас только упомяну, что ее дар лежит в возвращении и возрождении святой Квартиры св.Иоанна Кронштадтского. Она сделала большое пожертвование, когда нужно было расселять жильцов очередной квартиры для осовобождения квартиры Иоанна Кронштадтского, также передала большую святыню – прижизненный бюст о.Иоанна. Только просила об этом никому не говорить. Теперь об этом можно сказать.
Завершился день памяти матушки Варвары соборной панихидой на ее могиле. Она похоронена за алтарем кладбищенского Николо-Арсеньевского храма, где уже покоятся предыдущиенастоятельнцы. Вся могила - в цветах, как большой букет ее служения, который она преподнесла своему Господу. Панихиду служил владыка Лазарь. Как-то легко было молиться на могилке матушки. Светло было на душе. Облака не закрывали солнце, и оно светило радостно. На панихиде пришла мысль: неслучайно сегодня праздник Божией Матери «Благодатное Небо», вот и матушка теперь обретается не на земле, а на небе, и на Небе именно Благодатном. Подумалось также еще раз о духовной связи игумении Варвары и игумении Таисии Леушинской (я об этом уже писал). Ведь икона Благодатное Небо связана с Иоанном Кронштадтским (он благословил сделать список для Ваулово) и с Леушино (икону для Ваулово освящал леушинский священник при мениилеушинских сестер). Мы почитаем этот образ, у нас на подворье есть чтимый список.
Когда умирает праведник, интересна каждая подробность его кончины. Хотелось расспросить об этом матушку Филарету, свидетельницу преставления игумении Варвары. Но естественно она была крайне занята заботами этого дня. Какова же была моя радость, когда матушка Филарета после панихиды осталась на могилке и будто чувствуя мое желание очень тепло побеседовала со мной, рассказав как раз о последних минутах жизни игумении. Этот безценный рассказ я также сохранил.
«8 февраля ночью я приходила к матушке, вначале до двух часов, а потом пришла в четыре часа.
Что запомнилось - это необыкновенная погода. Стояла такая метель, с такими сильными порывами ветра. Столб снега. И этот снег бил с такой силой по лицу. И я вспомнила, что это ведь любимая матушкина погода. Я помню как-то тоже началась такая же метель, и я говорю матушке: «Я наверно от такой метели умру, я больше никуда не пойду на улицу». А она говорит: «А я люблю такую погоду. Особенно по молодости любила: чтобы выйти на улицу и резкий ветер хлестал по лицу и чтобы снежинки попадали на щеки и таяли».
Матушка чувствовала себя очень слабо, решили, что нельзя ждать, надо причастить. Позвали батюшку. Батюшка пришел сразу, быстро, в какие-то считанные минуты. Это был наш игумен Самуил, он как раз служил в этот день. Он пришел и причастил ее. Он говорит ей: «Матушка, надо проглотить». Мать Георгия принесла в маленькой десертной ложечке теплую водицу и говорит: «Матушка, надо запить». Она запила. «Матушка, надо проглотить». Мы все ждали, чтобы она проглотила. Она проглотила. Потом она прилегла головой на подушечку и закрыла глазки. И последовал такой легкий выдох. Человек просто уснул. Это блаженная кончина. Матушка преставилась через 2-3 минуты после причастия.
Я говорю: «Мать Некатрия, надо звонить, 12 ударов». Она отвечает: «Не торопитесь, так бывает, она спит». Пришел этот конец, а мы чисто по человечески были к нему не готовы. Пришлось подождать, чтобы у всех успокоились нервы, эмоции. И тогда все поняли, что – да – она ушла, тихо и спокойно».
Мы постояли несколько секунд в тишине возле могилки игумении Варвары. Мне хотелось услышать еще что-нибудь очень важное, какое-нибудь духовное наставление игумении Варвары. Я спросил, говорила ли матушка Варвара что-нибудь перед смертью. «Последние дни она уже ничего не говорила. У нее были такие боли. Лекарства уже перестали действовать. У нее муки были очень сильные. Она очень страдала. Конечно, болезнь ломала ее тело, но не дух. Не смотря ни на что. Когда мы ее переворачивали, ей было больно. Но когда эти боли проходили, она ляжет, мы разойдемся по углам, а она начинает: «Сестры, как я вас люблю, как я вас люблю…» Эти слова игумении варвары дорого стоят.
Я напомнил матушке ее же рассказ, который она поведала еще в трапезной за столом своим сестрам и всем присутствующим, о «последней» песне игумении Варвары.
«И еще скажу, сестры. Вы сегодня пели кант «Мой путь, как других, не усыпан цветами». Где-то, наверно, за месяц до матушкиной блаженной кончины, когда мы дежурили по ночам у матушки в келье по одному, так получилось, однажды матушка проснулась ночью. И видимо ее боли стали невыносимо тяжелы. И она стала громко просить, чтобы Господь ее забрал. В эту ночь дежурила я. Я стала просить ее: «Матушка, ну вы пожалейте нас. Это невозможно слышать». А она просила: «Мамочка, забери меня, Господи, забери меня» А я опять: «Матушка, ведь это невозможно слышать…» Тогда она, видимо, чтобы меня утешить, начала петь. Мы достали нотную тетрадь и пропели с ней все канты. Пели мы где-то до 6 часов утра. И последний, который она исполнила, был как раз тот, который вы спели. Она спела первый куплет и горько заплакала. Слезы полились из ее глаз... Вот эта песня, которую пела игумения Варвара.
1. Мой путь, как других, не усыпан цветами,
Душистые розы на нем не растут,
Мой путь весь усыпан одними шипами,
Терновника иглы на нем лишь растут.

2. Иду я, изранены ноги жестоко,
И труден мне кажется путь впереди,
Но голос в душе моей где-то глубоко
Уверенно шепчет: "Не бойся, иди!"

3. И путь уже кажется мне не тяжёлым,
И радость вселяется в сердце полней.
Ведь я приближаюсь к небесным высотам,
Где вечная радость и мир вечных дней.
4. Тот голос Спаситель мне в сердце вселяет
И силу дает мне в борьбе со грехом,
Небесное Царство Он дать обещает,
Любовь и блаженство вовек со Христом.

5. Вот голос тот с неба меня приглашает:
"Усталый, измученный путник Земли,
Награда святая тебя ожидает,
В небесную славу скорее войди".
Матушка Филарета извинилась, что должна "бежать" по делам. Она просила не забывать Пюхтицу и приезжать почаще. Мы попрощались. Уезжал в Питер с мыслью, что теперь съездить в Пюхтицу будет значить и побывать на могилке схиигумении Варвары.

Tags: Иоанн Кронштадтский, Пюхтица, игумения_Варвара
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments