Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

Праздник "введения в часовню"

На Леушинском подворье большой трехпрестольный храм располагался на третьем этаже и открывался только на время богослужения. И чтобы прихожане и богомольцы всегда могли помолиться, на первом этаже была устроена особая часовня, которая была всегда открыта в течение дня. Она располагалась у входа на подворье со стороны улицы Бассейной (ныне – Некрасова). В ней постоянно дежурили две монахини, которые жили в келье рядом с часовней. В часовне служились молебны, вычитывались записки, сестры читали акафисты.
Помещение часовни состояло из двух частей. Первая представляла собой квадратное помещение с плоским куполом, из которого вели два больших арочных прохода во вторую часть часовни, где, собственно и совершались молитвы.
О времени освящения этой часовни в «Историческом описании Леушинского монастыря» игумения Таисия не сообщает, но скорее всего часовня была освящена одновременно с освящением храма св. Иоанна Богослова 21 ноября 1894 г., на Праздник Введения во храм. В освящении участвовал св. Иоанн Кронштадтский, и стало быть, мы имеем основания полагать, что часовня была освящена также с его участием.
После того, как Леушинское подворье в 1931 году было закрыто и обращено в областной психдиспансер, часовня была перестроена: арочные проходы заложены, поднят пол и сделан отдельный вход. Таким образом первая часть часовни стала проходным вестибюлем в диспансер, а вторая – отдельным врачебным кабинетом.
После возвращения здания подворья мы восстановили часовню в первой части, а вторая часть стала на время реставрационной мастерской. Именно здесь была восстановлена мебель для кабинета Мемориальной Квартиры Иоанна Кронштадтского, в частности подлинный письменный стол о. Иоанна. Здесь же были написаны портреты св.Иоанна Кронштадтского и игумении Таисии для Леушинского музея.
Но рано или поздно нужно было начинать восстановление часовни.
Недавно ко мне в гости приехал с Кавказа раб Божий Алексей. Я показал ему наше подворье, в том числе и эту часть часовни. Он спросил, почему мы ее не восстанавливаем? Я объяснил, что это дело трудоемкое, демонтажные работы в Питере дорогие. Мы и так на подворье ремонтируем несколько помещений одновременно. Он ответил: «Батюшка, давайте я Вам ее разберу просто так – давно хотелось потрудиться для Церкви».
- Когда начнем?
- Да хоть сейчас.
Надо сказать, что времени на часах было около полуночи, но разборка началась немедленно. Это было на Праздник Введения во храм, с 4 на 5 декабря. Символично, что ее восстановление началось, как мы полагаем, в день ее освящения и для нас Введение во храм стало также праздником введения в Леушинскую часовню.
Алексей наделен от рождения настоящей богатырской силой. Он один в течение нескольких дней демонтировал полы, под которыми оказались большие завалы мусора; разобрал арочные проходы. Исторический момент, когда был сделан пролом, соединивший обе части часовни, произошел 7 декабря, в среду. Среди кучи кирпича и пыли я прошел этой аркой и испытал чувство радости и победы. Иерихонские стены рухнули спустя 80 лет.
Когда вскрывали полы и эти стены, была надежда, или точнее сказать желание найти хотя бы что-нибудь от старого Леушино. К сожалению, кроме разбитой старой бутылки и керамической, видимо печной, облицовки, ничего найти не удалось. А одна находка поразила своим кощунством: под искусственными советскими полами был найден остаток фановой трубы, который свидетельствовал, что здесь какое-то время существовал туалет, устроенный после закрытия подворья. Впрочем, туалеты в святых местах видимо должны были свидетельствовать о победе атеизма в нашей стране.
Весь этот мусор надо было еще удалить. Контейнер заказали на субботу. В его погрузке участвовали учащиеся Леушинских курсов Церковного чтения. Всего загрузили более 200 мешков. Водитель, погружавший контейнер, опытным глазом оценил общий вес, сказав, что здесь будет под 15 тонн. Только здесь мы по-настоящему оценили совершенный трудовой подвиг.
А напоследок нс ждало уже настоящее чудо. Когда погружали последний мешок, и часовня предстала расчищенной от мусора, на пороге подворья появился человек, который, посмотрев на меня, спросил: «Батюшка, Вы меня узнаете?» Лицо было знакомое, но конкретно я не вспомнил. «Я учился у Вас на курсах 3 года назад. Помните? Я Вам еще приносил и показывал старинную фотографию Иоанна Кронштадтского». Тогда я вспомнил р.Б.Андрея, который действительно привозил большую фотографию в старинной рамке. Я тогда спросил, не желает ли он передать ее в Мемориальную Квартиру св. Иоанна Кронштадтского. Он ответил, что эта фотография – семейная реликвия, и он ею дорожит. За три года я действительно подзабыл эту историю. И вот сейчас Андрей сказал: «Батюшка, я решил Вам все-таки передать эту фотографию на хранение», - и достал из целлофанового пакета старинный снимок. Я был бы рад получить такой дар в любой день, но в этот день и в этот час, когда мы освободили часовню, связанную с именем Иоанн Кронштадтского, где он бывал и молился, этот дар я воспринял как чудо.
Сразу же нас обступили радостные прихожане и учащиеся. Эта фотография и для них стала радостным событием. Казалось, что св. Иоанн Кронштадтский принял наши труды и благословил всех нас.
А вчера, на Престольный праздник вмц. Варвары, совершая крестный ход, мы впервые помолились в освобожденной часовне.


Tags: Иоанн Кронштадтский, Леушинское подворье, игумения Таисия, чудо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments