Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

Виктор Дмитриевич, который построил храм

58 лет – это среднестатистический возраст жизни мужчин в России. Именно столько и прожил на русской земле Виктор Дмитриевич Грачев. До пенсии не хватило 2-х лет. Но главное дело в своей жизни он сделал: построил храм Божий. Это – церковь во имя иконы Божией Матери «Невская Скоропослушница», самый дальний приход в пос. Заборье Санкт-Петербургской епархии. Конечно, строили всем миром. Много людей помогало. И лесом, и силой, и средствами, и техникой. Каждый вложил свою лепту в Божий храм. Но Виктор Дмитриевич вложил не лепту, а вложил в него свою жизнь. Точнее сказать, 10 лет своей жизни, ставших самыми главными для него.
Я мысленно спрашиваю себя, стоял ли бы этот высокий храм в центре села, если бы не было Виктора Дмитриевича. Сейчас, когда он уже построен и освящен, и 5-й год в нем совершается Божественная Литургия, даже помыслить страшно, что его могло бы не быть. Но я понимаю, что его действительно могло бы не быть, если бы не этот человек. Я понимаю, что если бы он не зажегся моей идеей построить здесь храм, если б его сердце не воспламенилось любовью к Богу, которую он решил выразить в созидании храма, то я бы сам это не осилил.
10 лет мы вместе с ним жили идеей строительства храма. От проекта на бумаге, освящения места под будущий храм, первого срубленного венца, и до воздвижения креста и освящения храма. Вместе делили радость и горе, благодать и скорби. Он сам и участвовал в рубке храма вместе с братом, сам привозил лес, ходил по селу искал рабочих. Повторяю, строили всем миром, но за рулем сидел один человек. А я был типа экскурсовода, который показывает, куда надо ехать. За эти 10 лет он стал мне не просто близки, но по-настоящему духовно родным человеком. Поэтому его неожиданная кончина стала настоящей утратой.
Вчера я его отпевал и погребал в пос.Ефимовский, в храме пророка Илии. Как раз накануне выпал первый большой, по-настоящему зимний снег. Но в храме народа собралось много, как на большой праздник. Родные, коллеги – он всю жизнь работал лесником, прихожане из Заборья, Подборовья…Стоя у гроба, каждый, наверное, вспоминал своего Виктора Дмитриевича, свои встречи с ним, а я вспоминал его особый радостный смех. Он умел смеяться так от души, так искренно, как-то по-детски, что устоять перед этим было невозможно. Кажется, у Достоевского есть мысль, что человека можно узнать по тому, как он смеется. Невероятно, но и во гробе он лежал и улыбался. Причем улыбка была широкая, сладкая, как будто он видит приятный сон. Казалось, даже как-то неуместно покойнику так широко улыбаться. Как бы это нарушает чин погребения. Редкий случай, когда от покойника трудно было отвести глаза – хотелось еще и еще смотреть на его лицо во время молитвы. Его супруга Вера Александровна потом, за поминальным столом, пояснила: «Батюшка, когда привезли его домой из морга, он еще не улыбался. Это он сегодня утром начал улыбаться. А совсем разулыбался в храме». Все смотрели на него во гробе и переглядывались. Но оттого, что ты эту улыбку видишь во гробе, в последний раз, наверстывались слезы. Я тоже едва сдерживал слезы при прощании с родным человеком.
Невольно вспоминались многие его добрые дела. Он был удивительно добрым человеком. Многие годы он подвозил меня на машине в Заборье и когда он видел человека, идущего вдоль обочины, то не нужно было голосовать. Он всегда останавливался сам. Еще у него было твердое правило – никогда не нарушать дорожных правил. Они никогда не превышал скорость, хотя был человеком горячим, всегда сбавлял в селах и уступал всем на дороге. Однажды, подустав ехать 90 км/ч по пустому шоссе, я его спросил: «Виктор Дмитриевич, неужели Вас ни разу не штрафовали гаишники?» - «Ни разу не штрафовали. А чего меня штрафовать, если я правил не нарушаю». У него было какое-то врожденное чувство послушания, как бывает у некоторых военных.
Потом за столом многие вспоминали, как помогал им Виктор Дмитриевич. Но главным его добрым делом, все же, стал храм «Скоропослушницы». И Матерь Божия, дерзну сказать, приняла его труды. Ведь он преставился накануне Престольного праздника своего храма. Третий день, когда по Церковному преданию душа восходит к Богу, пришелся как раз на самый праздник. Виктор на этот день заранее взял отгул, чтобы встретить праздник. И встретил его – на небе. Кстати, и мать его Евгения преставилась 4 года назад в самый праздник Матери Божией «Скоропослушницы». Похоронили ее 24 ноября, а Виктора Дмитриевича, так получилось, на 5-й день, т.е. тоже 24-го, причем рядом с матерью и отцом. Все это нельзя назвать иначе, как особый знак благоволения Божия к его душе. Последний раз он причастился тоже в Праздник Божией Матери – на Ее Рождество в своем храме.
Потом мы ездили в дер.Лиственка, где служили молебен Божией Матери. Не знаю почему, я попросил тогда Виктора Дмитриевича сфотографироваться с ним на память. Не думал, что этот снимок станет действительно последней памятью о нем.
В тот день за трапезой он неожиданно сказал тост: «Батюшка, спасибо, что Вы нас принимаете не только чистенькими, но и грязненькими». Я ответил: «Это Бог нас всех принимает грязненькими и делает чистенькими». Сейчас, вспоминая эти его последние слова, которые я слышал, верю, что Господь примет его смиренную душу в Свое Царство.


см.фотоальбом:
Tags: «Скоропослушница», Заборье, смерть
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments