Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

Блины Достоевского

Сегодня – день Рождения Федора Михайловича Достоевского. Никаких праздничных мероприятий ни на официальном, ни на общественном уровне замечено не было. Конечно, год не юбилейный – в следующем году будет 2 даты: 190 лет со дня рождения и 130 лет со дня кончины. Однако, Достоевский – тот национальный гений, которого нужно вспоминать не только в юбилейные годы. В Петербурге эту дату отметили только в одном месте – в музее-квартире писателя.
В этом году больше говорят о другом юбилее: 100-летии кончины Льва Толстого. В музее Достоевского в эти дни была открыта выставка: «Достоевский и Толстой». Самый интересный экспонат на этой выставке – шляпа Достоевского и холщевая шапочка Толстого, положенные рядом в одну витрину. Пикантность этой встречи головных уборов двух русских классиков состоит в том, что при жизни они никогда не встречались. Но музейные работники помогли встретиться их шляпам. В другой витрине представлены подлинные ручки-вставки двух писателей. Смотреть забавно, но я никогда так не чувствовал всю разницу этих двух людей, как глядя на положенные рядом их личные вещи.
Ежегодно в день рождения Достоевского проводится научная конференция, а также служится панихида, которую, будучи сотрудником музея Достоевского, совершаю я. По Достоевскому я служу панихиды уже 19 лет, а по Толстому не могу отслужить ни одной.
Возникла эта традиция возникла в год 1000-летия Крещения Руси. Тогда я, еще мирянин, только был принят в музей научным сотрудником и предложил директору музея пригласить священника послужить панихиду на могиле Достоевского. Первую панихиду отслужил священник из Троицкого собора Александро-Невской лавры. Потом каждый год мы договаривались с Троицким собором или с духовной академией послужить панихиду. Когда в 1992 г. Я сам был рукоположен, проблему стало решать проще. Я сам служил панихиды на могиле. А последние лет 7 панихиды стали служить и в мемориальной квартире писателя. Это стало уже частью музейной жизни. На панихиде обязательно присутствует директор музея Наталья Ашимбаева, зав. научным отделом Борис Тихомиров, научные сотрудники Наталья Чернова и другие. В панихиде участвуют гости конференции не только из России, но и из-за рубежа.
В этом году получился необычный праздник. В этот раз я пригласил попеть панихиду выпускниц Отделения древнерусского певческого искусства Санкт-Петербургской консерватории Анастасию Мореву и Елену Николаеву. Анастасия несколько лет регентовала в моем храме, а теперь поет в другом храме. Они занимаются расшифровкой знаменных рукописей XVI-XVII веков. Благодаря этому мы услышали панихиду XVII века. Слова, конечно, те же самые, а вот напевы совершенно другие. Так совершали панихиды еще во времена царя Феодора Иоанновича.
Она была спета в традиции строчного пения, которое еще называют ранним русским многоголосием. Для нее характерно пение на 2 или три голоса, которые ведут самостоятельные напевы с непривычными для современного слуха интервалами и сложным необычным ритмом.
Идея послужить знаменную панихиду по Достоевскому, можно сказать подсказал сам писатель, который глубоко интересовался древнерусской и старообрядческой культурой. Эта тема обыграна в «Преступлении и наказании», где главный герой носит «староверческую» фамилию. Рядом с музеем, т.е. квартирой Достоевского, располагался Никольский единоверческий храм – один из центров старообрядческой традиции в России (ныне в нем располагается музей Арктики и Антарктики). В общем, Достоевскому было бы интересно послушать такую панихиду.
Конечно, такая панихида продлилась дольше обычной, но никто об этом не пожалел.
На этой панихиде присутствовал пра-правнук великого писателя Алексей Достоевский. Он – единственный сын Дмитрия Андреевича Достоевского, соответственно – правнука писателя. Я Алешу помню еще школьником. Как-то даже в каком-то фильме нас вместе снимали. Потом я помог ему попасть на срочную военную службу на Валаам. Это сыграло в его жизни важную роль – он так был покорен Валаамом, что чуть было не остался в монастыре навсегда. Но здесь забил в колокола его отец: «Род Достоевских пресечется! Ты мне роди сына, а потом можешь куда угодно уходить». Алеша, видимо, осознал серьезность проблемы, вернулся в мир, и сейчас является отцом четверых детей. Правда, первые три родились дочери, и это проблему продолжения рода Достоевских решало только наполовину. Только в этом году, потомство Достоевских продолжилось по мужской линии в пятом поколении: у Алексея родился сын. Назвали его, нетрудно догадаться – Федором. Федору Достоевскому – чуть больше полугода.
Но Алексей не порвал с Валаамом. Он работает, или, точнее сказать, служит старшим механиком на Валаамском флоте – водит судно, принадлежащее монастырю, под названием «Мария». Недавно как раз приплыл с Валаама и посетил музей своего прапрадеда.
Надо сказать, что Достоевский узнается в нем без труда. Внешность и в четвертом поколении сохраняется.
Я попросил Алексея «поалтарничать» на этой панихиде. Он держал кадило, подавал ладан, читал молитву «Отче наш». Естественно, поздравил его с новорожденным. Получилось символично и даже художественно: на панихиде по Федору Михайловичу Достоевскому поздравить с рождением Федора Алексеевича Достоевского.
Во время панихиды все стоят в гостиной, а в кабинет, где преставился Достоевский, вхожу только я с кадилом. Здесь стоит письменный стол, на нем – автографы писателя, а также ручка-вставка, которой он писал в последний год жизни. Но самое главное, что здесь в святом углу находится подлинная икона Достоевского Божия Матерь «Всех скорбящих Радость». Эта икона является даром русских студентов великому писателю – об этом свидетельствует надпись на обороте. В тот момент, когда совершаешь каждение моленного образа писателя, невольно представляешь, как пред нею крестился Достоевский, думаешь, о чем он молился. Для меня эти панихиды – большая радость и, может быть, самая большая награда как научного сотрудника музея Достоевского.
В этом году была еще одна «изюминка» на панихиде. За 20 лет служения панихид я больше всего боялся, чтобы это событие не стало привычным мероприятием. Хотелось, чтобы Достоевского поминали с таким же теплым чувством, с каким мы поминаем своих родных и близких. Вот тогда и подумалось: если мы поминаем писателя, почему не готовим кутью, блины, кисель? Вот в этом году я и решил вспомнить об этой традиции и благословил нашей прихожанке Оле Мамаевой приготовить блины. Блины она принесла из дому прямо с печи в музей. Во вкусовых качествах блинов, зная кулинарный талант Ольги, я не сомневался. В течение всей панихиды на столике в гостиной писателя возвышалась стопка со свечой. В слове после панихиды я сказал, что Достоевский закончил свой последний роман сценой поминок, где Алеша Карамазов говорит у камушка покойного Илюшечки Снегирева:
— Карамазов! — крикнул Коля, — неужели и взаправду религия говорит, что мы все встанем из мертвых, и оживем, и увидим опять друг друга, и всех, и Илюшечку?
— Непременно восстанем, непременно увидим и весело, радостно расскажем друг другу всё, что было, — полусмеясь, полу в восторге ответил Алеша.
— Ах, как это будет хорошо! — вырвалось у Коли.
— Ну, а теперь кончим речи и пойдемте на его поминки. Не смущайтесь, что блины будем есть. Это ведь старинное, вечное, и тут есть хорошее, — засмеялся Алеша. — Ну пойдемте же! Вот мы теперь и идем рука в руку.
— И вечно так, всю жизнь рука в руку! Ура Карамазову! — еще раз восторженно прокричал Коля, и еще раз все мальчики подхватили его восклицание.

Так о русских блинах как Достоевский, кажется, никто не писал: «Это ведь старинное, вечное, и тут есть хорошее». Я сказал: «Давайте же и мы помянем Достоевского нашими русскими вечными блинами. Первый блин вручил Алексею Достоевскому.
Потом блины раздали всем присутствующим. Блинов оказалось 40 штук, и хватило как раз на всех, кто достоял до конца панихиды. Строгая музейная зала гостиной Достоевского оживилась, все почитатели писателя держали в руках блины… Такого, наверное, даже Достоевский не мог себе представить. Трогательно было видеть исследовательницу творчества Достоевского из Японии, которая с аппетитом вкушала русские поминальные блины.
Старший научный сотрудник заметил: «Это лучший комментарий к Достоевскому. Может музеефицируем этот блин в качестве экспоната?». В общем, решили сделать это еще одной традицией музейных панихид. Заранее приглашаю всех почитателей на блины Достоевского.

Tags: Достоевский, музей, панихида, проповедь
Subscribe

  • СТИХИ В ДОРОГУ КРЕСТОХОДЦАМ

    ДОБРОГО ПУТИ, КРЕСТОХОДЦЫ! И день, и ночь, и в зной, и в стужу Идет народный крестный ход, Свершая всю дорогу службу, Незыблемо который год.…

  • СВЯТОЙ ВЛАСИЙ ОСТАЛСЯ БЕЗ ПАСТВЫ

    Сегодня в Сомино престольный праздник святого Власия. С ним я познакомился, когда еще был студентом филологического факультета и мы на занятиях…

  • ИСТОРИЯ КАРТИНЫ, КОТОРУЮ Я УВИДЕЛ 20 ЛЕТ СПУСТЯ

    Говорят, что Сомино — живописное село. Это доказывают художники, которые часто приезжают сюда на этюды. Некоторые такие творческие командировки…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment