Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

Как петербургский композитор А.Ю.Мыльников восполнил пробел в русской классической музыке

Рождественская мистерия на слова Игумении Таисии
Я как-то рассказывал, что на концерте в Филармонии 10 апреля познакомился с петербургским композитором Алексеем Юрьевичем Мыльниковым. Он является редким композитором, который сочиняет в наше время классическую музыку для детей. Ведь слушателей у такой музыки может быть меньше в зале, нежели ее исполнителей в симфоническом оркестре на сцене. Тем более, что наши классики, кажется, постарались для детей – вспомним «Детские альбомы» многих великих композиторов от Шумана до Чайковского.
Тогда моя дочь Елизавета исполняла премьеру произведения Алексея Мыльникова «Сказка о старом рояле». На меня сам композитор сразу произвел впечатление какого-то персонажа из какой-то сказки. С его седой головой, несмотря на то, что ему чуть больше 50 лет, удивительно живыми глазами и необыкновенным румянцем на лице, как будто он до этого много смеялся и на его лице осталась детская улыбка. Тогда-то мне и пришла в голову мысль предложить ему написать какое-то музыкальное произведение на основе Рождественской истории Игумении Таисии о первой елке на земле. Он не слышал прежде имени матушки Таисии, и я пообещал передать ему изданные нашим издетельством книги как самой матушки Таисии, так и о ней. В том числе, естественно, и саму Рождественскую историюв нескольких изданиях с рисунками детей. Где-то спустя неделю я передал ему эти книги.
Тем временем в интернете я просмотрел информацию о Мыльникове и его творчестве. Он оказался весьма известным петербургским композитором, создателем многих произведений. На сайте Академической Капеллы я прочел, что он создатель первой в России авторской школы игры на фортепиано, а его второй струнный квартет (1977), Концерт BACH для большого симфонического оркестра (1985), концертная симфония «Волшебная флейта 2006» (2006), «Каприччио» для скрипки соло (2007) удостоены наград на отечественных и международных композиторских конкурсах. Мне показалось, что у заслуженного мэтра вряд ли возникнет желание заниматься Игуменией Таисией. Ведь очевидно, что сочиниить новое музыкальное произведение требует большого творческого труда, времени, а также уверенности, что его кто-то исполнит. Прошло время, и эту историю я подзабыл.
Каково же было мое удивление, когда в середине лета Алексей Мыльников напомнил о себе письмом на электронную почту, из которого явствовало, что он у себя на даче в районе Рощино вовсю работает над музыкальным сочинением на тему Рождественской истории Игумении Таисии. А позавчера он позвонил мне по телефону и сказал, что возвращается с творческой дачи 5 сентября и у него с собою будет партитура нового сочинения, которую он хотел бы показать и обсудить. Мы договорились о встрече в храме. Сегодня он прямо с Финляндского вокзала около 4 часов дня был на Леушинском подворье.
Мы просидели в увлеченной беседе более 2 часов. Алексей Юрьевич оказался замечатеьным собеседником. У него много мыслей и соображений, как о великих композиторах, так и о современниках. Причем, во всем есть четкая определенность.
Интересно было послушать его воспоминания о собратьях-композиторах. Особенно он почитает Влерия Гаврилина, с которым был знаким еще с молодых лет. Он меня порзил одним фактом.
– Вы знаете портрет какого композитора висел над рабочим столом у Валерия Гаврилина? Догадайтесь с трех раз. Да Вы и с 10 не догадаетесь. Рихард Вагнер.
– Да тут и со 100 раз не догадаешься! Ведь Гврилин представляется чисто русским композитором.
– А между тем даже искусствоведы выявили что в основе «Русской тетради» Гаврилины лежат музыкальные приемы немецкого композитора.
Я спросил, кто ему особенно близок из современников. Он с улыбкой на лице сказал: Дак они все мои конкуренты!
– Ну а из классиков?
– А классики – тем более мои конкуренты. И Чайковский, и Мусоргский, и Глинка. Бывает мои сочинения в концертных программах играют вместе с нашими классиками. Вот тогда я зримо чувствую, как я отстаю от них и какую они мне составляют конкуренцию.
Все это было сказано отнюдь без зависти, а с каким-то мальчишеским задором. Потом Алексей Юрьевич достал из большого красного пакета партитуру своего нового сочинения и вручил мне либретто. Произведение называется «Рождественская мистерия на слова Игумении Таисии Леушинкой». Взяв за основу историю, написанную матушкой Таисией. Алексей Юрьевич дополнил ее стихами на Рождественскую тему из мировой классической литературы. Он сам проделал большую литературную работу, а ткже озадачил некоторых знакомых докторов филологических наук – подобрать ему стихотворные тексты для либретто. В итоге получилась сама по себе необычайно интересная литературно-музыкальная композиция, представляющая ценность сама по себе – даже без музыки, которую можно вполне рекомендовать для использования в Воскресных школах. Судите сами – в нее вошли стихи Льва Мэя, А.Фэта, И.Бродского, О.Мандельштама, Г.Лонгфэлло. А в двух местах Алксей Юрьевич, не найдя нужного стихтворного текста, составил его даже сам.
Мистерия представляет собой грандиозный замысел. Она написана в трех частях для симфонического оркестра, солирующих фортепиано и арфы, мужского хора, хора мальчиков и драматического сопрано. Трудно даже представить, как это будет выглядеть и звучать. Ведущая партия принадлежит Игумении Таисии в исполнении драматического сопрано. Особенность творческой работы Мыльникова, как он сам рассказал, состоит в том, что он всегда сочиняет свои проивзедения под конкретного исполнителя. Партия мужского хора писалась для хора В.Чернушенко. Детского хора – для хоровой Капеллы имени Глинки. Что особенно было мне приятно, партия фортепьяно писалась специально для моей дочери Лизы.
Мы прочли все либретто, обсуждая каждый номер. Периодически некоторый фрагменты Алексей Юрьевич вдохновенно напевал. Не скрою, мне было приятно быть свидетелем и участником рождения нового музыкального произведения. Так бывшие кельи Леущшинского подворья стали творческой лабораторией современного композитора. Я высказал по сути, только два замечания. Мыльников предполагает включить в мистерию звучание двух фонограмм. Мне показалось, что при наличии двух хоров и оркестра звук фонограммы будет чужеродным. А также я высказал пожелание включиь в композицию не только текст сказания Игумении Таисии, но и ее стихи, предложив конкретный вариант – стихотворение «Приснодеве».
После этого я предложил Алексею Юрьевичу посетить мемориальную келью матушки Таисии – так сказать, ей лично доложить о новом музыкальном произведении на ее слова. Здесь я показал Леушинские святыни, иконы игумении Таисии, издания ее книг, а также сохранившуюся ручку-вставку, которой она некогда писала свои стихи. Здесь мы продолжили беседу с Алексеем Юрьевичем, и я спросил его о том, как шел творческий процесс. Он сказал, что ему нужно всегда войти в контакт с автором текста. Если он находил такой конткт, то творческий процесс начинался, а если нет – то заканчивался ничем. Он прочитал об игумении Таисии все, что я ему дал, и все что он мог найти сам. И он почувствовал этот духовный контакт с матушкой Таисией и, уехав на все лето под Рощино, отдался творчеству. При этом, как оказалось, он давно шел к Рождественской теме. Еще четверть века назад, в 1980-е гг., он думал о сочинении Рождественской композиции. Также своего рода подготовкой стали его научные труды по истории средневековой мистерии в Европе. Так что композитор подошел к этому труду «во всеоружии».
Интересно было узнать от него, что, к сожалению, в русской музыкальной традиции практически полностью отсутствуют произведения на Рождественскую тему, исключая, естественно, чисто церковные песнопения. Пасхальные сочинения есть, например, у Римского-Корсакова, а Рождественских – нет. Чем это объяснить – можно долго рассуждать, но этот момент также сильно вдохновлял А.Мыльникова. Очень хотелось бы, чтобы его сочинение хотя бы в какой-то мере восполнило этот пробел в русской классической музыке.
Мы совершили символический акт - возложили на стол в келье игумении Таисии свежую рукописную партитуру произведения, чтобы она сама его благословила.
Алексей Юрьеич пообещал, что к 1 сентября будет готов беловик партитуры, который можно будет издать отдельной книгой. Теперь предстоит большая работа – написанное произведение воплотить на сцене. Встает много проблем. Где и когда можно исполнить произведение? Какие исполнители откликнуться участвовать в премьере? Мне бы хотелось, чтобы оно прозвчало на очередном Таисиинском концерте в БДТ.
Расставаясь с Алексеем Юрьевичем Мыльниковым, я сказал: «Как бы матушка Таисия была удивлена и обрадована, что ее детский рассказ стал основной серьезного симфонического произведения!».


см.фотоальбом:
Tags: Рождество_Христово, Таисиинский концерт, игумения Таисия, музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments