Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ И КОРОНАВИРУС

На РНЛ репостили мою публикацию:https://ruskline.ru/news_rl/2020/12/07/ioann_kronshtadtskii_i_koronavirus

ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ И КОРОНАВИРУС
В кризисные моменты истории в поисках ответов на вызовы времени часто возникает желание представить, как бы поступили в нынешней ситуации те или иные исторические герои. В нынешний коронавирусный 2020 год возникло много новых проблем для церкви, как служить, как причащать, как обезопаситься от вируса. В Мемориальной Квартире св.Иоанна Кронштадтского приходится слышать разные мнения паломников, что отец Иоанн никогда бы не причащал пластмассовыми разовыми ложечками, не окунал бы лжицу в спирт. Другие говорят, что батюшка не был формалистом и для него внешняя сторона была не важна, он ее не всегда соблюдал, например, проводил общую исповедь или частое причастие.
Чтобы адекватно ответить на этот вопрос, нужно найти в жизни подвижника сходную ситуацию и посмотреть, как он вел себя в ней.
Ответ я получил совсем недавно причем неожиданным образом.
В Мемориальной Квартире мы много лет собираем книги, фотографии, личные вещи Всероссийского пастыря. Обычно их приносят лично. Но в этот раз мне написали в интернете.
В конце ноября мне Вконтаке написала Наталья Корткерос: «У нас умер папа (Владимир), разбирали его библиотеку и там есть одна небольшая брошюра о св.Иоанне Кронштадтском. Вот фото этой брошюры. Если Вам она интересна - напишите пожалуйста... Может она для Вас (или музея) важна?»
Я ответил, что все, что связано с именем св.Иоанна Кронштадтского нам дорого и интересно, что мы с благодарностью примем брошюру об отце Иоанне. Через несколько дней наша сестра-сотрудница встретилась с Натальей и получила в дар книгу.
Я успел ее уже увидеть и прочитать. Эта дореволюционная книжечка заключала статьи-воспоминания об Иоанне Кронштадтском, которые публиковались сразу после его кончины в газете «Ведомости С.-Петербургского градоначальничества». Эта одна из крупнейших столичных газет «всегда охотно помещала воспоминания из жизни о.Иоанна Кронштадтского». Хотя книжечка была небольшая, но воспоминания в ней оказались ценными и малоизвестными.
Буквально, на первых же страницах я прочитал историю на интересующую меня тему о том, как о.Иоанн вел себя во время холеры в Кронштадте. Речь шла о холерной эпидемии в России нач.1890-х гг., усилившейся голодными 1892-93 годами. Только в эти два года было зарегистрировано 620 тысяч больных, из которых половина умерли.
Приведу полностью это интересное свидетельство, рассказанное со слов капитана I ранга «К.»:
«В России была холерная эпидемия. От страшной болезни погибло много народа.
Морское начальство приняло все меры к тому, чтобы холеру не занесли в Кронштадт, боясь за жизнь наших славных моряков. С Петербургом сообщение было почти прервано, а все приходившие из Балтийских портов из Швеции, Дании и Финляндии коммерческие суда подвергались карантину, и команде не разрешалось выходить на берег до разрешения командира порта.
Раз пришло шведское судно — большой грузовой пароход «Густав Адольф» - и остановилось на большом рейде. С парохода сигнализировали, что «есть холерные больные».
Случайно узнал об этом отец Иоанн и, когда катер с врачами и санитарами готов был отчалить от пристани к Купеческой гавани на берегу появился батюшка:
-Остановитесь! Подождите меня!
-Куда вы, батюшка? Ведь мы едем на холерный пароход!
-И я с вами.
Это было так сказано таким твердым, не допускающим возражения голосом, что служителям медицины пришлось принять на борт и этого чудесного врачевателя недугов и душевных, и телесных.
На иностранном пароходе представились тяжелые картины... Холерные больные корчились в судорогах... У некоторых ноги сводило так, что они коленями касались почти подбородка. Заразные извержения всюду были разбросаны по палубе и в каютах.
Окинув быстрым взглядом окружающую ужасающую обстановку, отец Иоанн резко спросил, обращаясь к русским врачам:
-Кто говорит из вас по-шведски?
Нашелся доктор, живший одно время в Стокгольме.
-Я, батюшка, говорю по-шведски...
-Ну, идем!... Скажи капитану, чтобы он приказал вынести всех больных на палубу!
Повеление было исполнено...
Отец Иоанн осенил себя крестным знамением и подошел к больным.
-Переведи! - властно сказал он доктору, сопровождавшему его. - Святый целитель Пантелеимон, моли Бога о сих страждущих чадах.
Долго молился отец Иоанн...
Доктор, прерывавшимся от рыданий голосом, переводил на шведский слова его молитвы, стоя на коленях.
...Больные, несмотря на свои нестерпимые мучения, постепенно стали прислушиваться к словам молитвы и, незаметно для них самих, но на глазах у здоровых начали распрямляться их судорожно согнутые конечности, прекратились извержения... Замолкли хрип и стоны...
И при благоговейной тишине звучал металлический голос отца Иоанна и прерывистый взволнованный голос случайного переводчика...
Отец Иоанн, благословив всех больных, уехал с парохода и, повинуясь, совету врачей, провел назначенный ими срок в карантине, в морском госпитале.
Как было потом удостоверено морскими и крепостными властями в Кронштадте, на пароходе «Густав Адольф» ни одного случая смерти от холеры за время стоянки его на рейде не было.
Приблизительно месяца через четыре капитан парохода Липанен прислал отцу Иоанну письмо с просьбой прислать портрет батюшки с собственноручной надписью. Отец Иоанн исполнил желание шведского морехода и послал портрет. Русскую подпись поставил сам, а приветствие на шведском языке написал все тот же переводчик-доктор.
Не раз в Морском офицерском собрании заходила речь об этом событии, и многие из молодежи говорили:
-Но ведь, как рисковал наш батюшка!!!
-Не забудьте, что он отец Иоанн! - отвечали старые морские волки». (Сс.4-7.)

Свое повествование мемуарист завершает словами: «Нам современникам жизни досточтимого отца Иоанна трудно и преждевременно высказывать свое мнение о содеянном им. Об этом в достаточной полноте скажет история». Видимо, пришло в наше время истории сказать свое слово. Кронштадтский пастырь преподает нам пример крепкой и мужественной веры исполнения пастырского долга. Он понимал всю опасность посещения корабля (после проходит даже карантин в Морском госпитале), но тем не менее исполняет свой долг, свидетельствуя иноверным Истину Православия. Это чудо Дорогого Батюшки укрепляет всех верующих во времена нынешней пандемии.
Tags: Иоанн Кронштадтский, РНЛ, коронавирус, чудо
Subscribe

  • СТИХИ В ДОРОГУ КРЕСТОХОДЦАМ

    В ДОБРЫЙ ПУТЬ, КРЕСТОХОДЦЫ! И день, и ночь, и в зной, и в стужу Идет народный крестный ход, Свершая всю дорогу службу, Незыблемо который год.…

  • СВЯТОЙ ВЛАСИЙ ОСТАЛСЯ БЕЗ ПАСТВЫ

    Сегодня в Сомино престольный праздник святого Власия. С ним я познакомился, когда еще был студентом филологического факультета и мы на занятиях…

  • ИСТОРИЯ КАРТИНЫ, КОТОРУЮ Я УВИДЕЛ 20 ЛЕТ СПУСТЯ

    Говорят, что Сомино — живописное село. Это доказывают художники, которые часто приезжают сюда на этюды. Некоторые такие творческие командировки…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • СТИХИ В ДОРОГУ КРЕСТОХОДЦАМ

    В ДОБРЫЙ ПУТЬ, КРЕСТОХОДЦЫ! И день, и ночь, и в зной, и в стужу Идет народный крестный ход, Свершая всю дорогу службу, Незыблемо который год.…

  • СВЯТОЙ ВЛАСИЙ ОСТАЛСЯ БЕЗ ПАСТВЫ

    Сегодня в Сомино престольный праздник святого Власия. С ним я познакомился, когда еще был студентом филологического факультета и мы на занятиях…

  • ИСТОРИЯ КАРТИНЫ, КОТОРУЮ Я УВИДЕЛ 20 ЛЕТ СПУСТЯ

    Говорят, что Сомино — живописное село. Это доказывают художники, которые часто приезжают сюда на этюды. Некоторые такие творческие командировки…