Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

«ЛЕДОВЫЙ» ПОДВИГ ИЕРОМОНАХА ДИОНИСИЯ АНТАРКТИЧЕСКОГО


Открытие Антарктиды имеет важную духовную составляющую. В плавании, продлившемся почти два года, участвовал иеромонах Александро-Невской лавры о.Дионисий (к сожалению, его фамилия в документах экспедиции не указывается). А это значит, что шестой континент на планете Земля был открыт с молитвой и благословением Господа. Из этого следует, что первая молитва, огласившая просторы Антарктики, была православная молитва.
Это как выход в космос Гагарина. Благодаря участию иеромонаха научная экспедиция приобрела духовный смысл.
Можно не сомневаться, если бы в Антарктиде впервые в истории человечества появился бы священнослужитель любого другого вероисповедания, его имя было бы известно всему культурному человечеству. К сожалению, имя простого русского монаха, совершившего духовное открытие Антарктиды и огласившего ее православной молитвой для большинства даже православных людей остается не известным.

Участие в Первой русской антарктической экспедиции для иеромонаха Дионисия стало исполнением монашеского обета послушания.
Благословение настоятеля Александро-Невской лавры митрополита Серафима послужить корабельным священником на судах экспедиции, отплывающих к неизвестному материку у Южного полюса, — иеромонах Дионисий не имел права не исполнить. Если другие участники экспедиции: офицеры, матросы, врачи, даже профессор астрономии Иван Симонов и живописец Академии художеств Павел Михайлов могли отказаться от участия в плавании, то иеромонах Дионисий не мог. Святые отцы говорят, что истинное послушание не вопрошает и не рассуждает. С отцом Дионисием был именно этот случай, потому что он по сути даже не знал, куда его благословляют плыть вместе с шлюпами "Восток" и "Мирный". В нач.XIX в. материка Анатрктиды на картах просто не существовало, территории Южного океана на морской карте обозначались сплошным «белым пятном». Это было путешествие в неизвестность.

Иеромонахи включались по штату в состав команд дальнего плавания, чтобы члены команды от капитана до нижних корабельных чинов не были лишены духовного окормления: молитвы, причастия, напутствуя в последний путь при погребении. Таким образом проявлялась забота Церкви о своих чадах.

Экспедиция готовилась в 1819 г. в максимально сжатые сроки. Условия на кораблях были весьма суровые. Поэтому первоначально оба командира шлюпов Беллинсгаузен и Лазарев опасались брать на корабль священника, мотивируя это заботой о нем из-за «отсутствия приличного места». Однако потом, узнав о готовности иеромонаха Дионисия разделить все тяготы плавания с командой, согласились. Они не ошиблись и не пожалели о таком решении.

Дальнее плавание началось из Кронштадта. Можно предполагать, что о.Дионисий отслужил молебен на начало плавания в только что построенном и освященном кронштадтском Андреевском соборе (1817 г.).

Паства отца Дионисия состояла на момент отплытия из 190 человек: :
шлюп «Восток» - 117 человек и командир капитан II ранга Беллинсгаузен, шлюп «Мирный» - 73 человека и командир лейтенант Лазарев.
Русская антарктическая экспедиция продлилась 751 день, общая протяжённость маршрута составила 86 475 вёрст. К берегам Антарктиды команда подходила 9 раз, в том числе четырежды на расстояние 3—15 км.
Чем занимался отец Дионисий на борту «Востока», на котором была его келья-каюта? Прежде всего совершал уставные службы, благословлял и поддерживал как командира, так и всех участников экспедиции.
О.Дионисий ободрял экипаж перед вероятной встречей со смертью. Карт океана, куда держали курс шлюпы, не имелось в принципе. Впереди за горизонтом могло выплыть из волн навстречу всё что угодно.
А главное — случись серьёзная авария, надеяться было бы экипажам кораблей не на кого, только на Господа Бога!

В течение экспедиции отцу Дионисию пришлось отпевать 3 человек: в 1820 году — два матроса сорвались со снастей, а один умер от болезни. Для такой масштабной экспедиции подобных результатов в то время не демонстрировал никакой другой флот в мире! Это можно считать чудом по молитвам о.Дионисия.

Когда в январе 1820 года перед глазами моряков застыл вечным льдом долгожданный и тем не менее ещё неизвестный материк, они с удовольствием слушали благодарственную молитву, которую вполголоса читал им отец Дионисий.

В опубликованном походном дневнике Михаила Петровича Лазарева есть краткие записи о службах. Интересна "рождественская" запись, относящаяся к дням накануне открытия континента Антарктиды: «Сего дня праздник Рождества Христова, все оделись в парадные мундиры и, невзирая на плохую погоду, я посредством телеграфа (так тогда моряки называли флажной семафор) пригласил на шлюп священника, который прибыл в 11 часов. Все слушали молитву, кроме вахтенных».

По пути домой шлюпы почти шесть месяцев сурово трепали лютые штормы южной части Индийского океана. Высота и свирепость волн были такими, что моряки надеялись лишь на молитвы своего священника Всевышнему. И отец Дионисий вновь вымолил для них пощаду у океана.

24 июля (по старому стилю) 1821 года шлюпы «Восток» и «Мирный» вернулись в Кронштадт. Их встречал лично Государь Император Александр Павлович. Вернувшиеся герои были обласканы царской милостью и на них посыпались награды. Военных моряков и врачей осыпали орденами, новыми чинами, денежными премиями и пожизненными пенсиями. Наградили всех — от командиров шлюпов до последнего денщика. Возникла трудность с иеромонахом Дионисием, поскольку он не служил в Морском министерстве. Не ясно было «по какому ранжиру» его можно было наградить?
Хотя монаху-аскету не нужны были никакие награды, но Фаддей Беллинсгаузен, несмотря на то, что был лютеранином по вероисповеданию, зная, какую важную роль играл в течение всей экспедиции ее духовник, считал необходимым отличить батюшку, который бесстрашно прошел самые тяжелые испытания в плавании бок о бок с командой. Беллинсгаузен отправил морскому министру в августе 1821 года рапорт, в котором ходатайствовал «о награждении, по усмотрению духовного начальства, иеромонаха Дионисия, в уважение трудов его, во время сего вояжа им понесённых».
Иеромонаху Дионисию была выплачена единовременная денежная премия, равная двойному окладу лейтенанта флота. А позже из средств личного кабинета императора Александра I определена годовая пенсия была назначена в сумме 120 рублей бумажными ассигнациями.
Духовное начальство не успело чем-то отметить подвиг своего собрата.

Мы не знаем всех подробностей и всех трудностей плавания о.Дионисия. К сожалению, не известно, вел ли он дневник в течение экспедиции, как вели его Беллинсгаузен и Лазарев, и сохранился ли он? Но измождённый суровым и далёким "ледовым" походом, отец Дионисий вскоре после возвращения в Петербург слёг в больницу при лавре. А 9 октября 1821 года тихо скончался и был похоронен на кладбище Александро-Невской лавры. Это произошло через два месяца с небольшим после счастливого возвращения.
Когда из канцелярии его Высочества был сделан запрос в лавру, куда отправить пенсию от царя, митрополиту Серафиму не оставалось ничего иного как сообщить о кончине иеромонаха Дионисия.
Через время его могила была утрачена, и пока не найден даже его портрет.
Хотя имя о.Дионисия несправедливо забыто потомками, оно навсегда записано на льдах Анатрктиды.
В юбилейный год 200-летия открытия Антарктиды пришло время вспомнить и оценить духовный и личный подвиг флотского иеромонаха Дионисия, достойно исполнившего свое послушание участника Первой антарктической экспедиции на планете, совершившего духовное открытие шестого материка и положившего ради этого свою жизнь.

Священник — первый в истории русской церкви, утвердивший приоритет Православия в Антарктиде, отслуживший первый молебен у ее берегов, ничем не награждённый при жизни и преданный историческому забвению, - достоин церковной и народной памяти и почитания как человек, совершивший высокий духовный подвиг - православное открытие Антарктиды. Он достоин именоваться не только первым земным подвижником, но и первым небесным молитвенником Антарктиды.
Мы не знаем его земной фамилии, не написано его житие, но пусть его имя в истории будет - Дионисий Антарктический. Он заслужил этот титул!
Страна должна знать и помнить своих героев!

Пусть Господь упокоит душу приснопоминаемого иеромонаха Дионисия, первого молитвенника о Земле Антарктической!

В качестве иллюстраций использованы рисунки русского живописца, академика Императорской Академии художеств Павла Николаевича Михайлова (1786-1840), участника Первой русской антарктической экспедиции, первого художника открывшего для искусства шестой материк.


Tags: Александро-Невская лавра, Антарктида, планета Земля
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments