Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

"КРОНШТАДТ МОЛОДОСТИ НАШЕЙ" Когда город был закрытым. Воспоминания писателя В.Колодяжного



В средине января в Мемориальной Квартире побывал петербургский писатель и историк Валерий Аркадьевич Колодяжный.
Мы познакомились с ним еще в средине нулевых в связи с Леушинским монастырем. Он нашел удивительный рукописный дневник русского крестьянина Вонифатия Ловкова, жившего в кон.XIX-нач.XX вв. в селе Мякса близ Леушинского монастыря. В этом Дневнике широко отразилась жизнь Леушинского края ,упоминается монастырь и игумения Таисия. У нас с Валерием Аркадьевичем возникла творческая связь. Наше Леушинское издательство выпустило этот уникальный литературный памятник отдельной книгой под названием "Вонифатиева тетрадь".
Валерий Аркадьевич бывал у нас на подворье.
Но последние годы связь оборвалась.
Я был рад вновь увидеться с писателем. Он подарил мне новое издание «Вонифатиевой тетради» уже в череповецком издании. Приятно было увидеть, что в нем сохранилось мое предисловие.
Если пятнадцать лет назад нас соединило Леушино, то теперь общей темой оказался Кронштадт. Валерий Аркадьевич в конце прошлого года издал новую книгу "Мозаичное панно" — дневник кронштадтского матроса, участника кронштадтского восстания 1921 г.
Оказалось, что он учился в Кронштадте и ему есть, что вспомнить.
В завязавшейся переписке, которая у нас возникла после личного общения в Мемориальной Квартире, писатель рассказал несколько историй о Кронштадте своей юности и молодости.
Мне было необыкновенно интересно читать из первых рук Ваши воспоминания о «старом» советском Кронштадте. Мне Кронштадт дорог в любое время его истории. Все равно он остается связан с именем Всероссийского пастыря. Мне показалось, что его краткие , но яркие воспоминания представляет общественный интерес. Я спросил его разрешения опубликовать фрагменты его писем ко мне у меня на странице. Он любезно согласился.


ПИСЬМО 1-е
Как моряки помнили Иоанна Кронштадтского в Советское время?

19 января, 11:42
Ваше Высокопреподобие,
дорогой о. Геннадий!

Сердечно поздравляю Вас с Богоявлением! Желаю Вам успехов, дальнейших свершений и подвигов в Вашем пастырском служении.
Последние дни я пребывал под впечатлением от Мемориальной Квартиры св. Иоанна Сергиева в Кронштадте. Причём, услышав в Вашем приглашении названия улиц Посадская и Андреевская, я, знающий Кронштадт с  раннего детства, решил, что я ослышался. Или столь безнадёжно отстал. На моей памяти в Кронштадте (равно как и в Севастополе, который я тоже отлично знаю) не было ни одного приличного топонима: всё какие-то Либкнехты, Аммерманы, Коминтерны и Рошали. Самые «русские» наименования улиц были Коммунистическая и Комсомольская да ещё, пожалуй, Красная, но эта тоже несла не свой истинный смысл, а всё тот же партийный. 
В атеистические десятилетия моей морской службы Кронштадт никак не ассоциировался с именем св. Иоанна, и, должно быть, никто не помнил о таком. В данном смысле любопытен эпизод, о котором многим позже я узнал от отца. В середине 1950-х годов командующий Тихоокеанским флотом адмирал Иван Иванович Байков бы назначен командиром Ленинградской военно-морской базы с пребыванием в Итальянском дворце Кронштадта. И сразу же во флотских кругах адмирал получил прозвище — «Иван Кронштадтский»(!).
Значит, всё же какая-то, пусть и такая, память сохранялась!
Всего Вам, дорогой батюшка,
самого доброго,
Ваш Колодяжный.

ПИСЬМО 2-е
Замполитское толкование Книги Бытия

21 января 2020, 10:48
Добрый день, дорогой о.Геннадий!

На днях в кругу своих близких мне пришлось рассказывать о недавней поездке в Кронштадт. В том числе говорил я и о своём изумлении от названий двух улиц, к которым обращён дом св. Иоанна Кронштадтского. Оказывается история этого переименования - она вон какова! Я как чувствовал внутренне, что Вы, батюшка, к этому делу причастны! Так оно и оказалось.
А что касается адмирала Ивана Байкова — «Ивана Кронштадтского», то об этом эпизоде, конечно, можно широко рассказывать.
Вообще Кронштадт моей юности полон подобными историями. Например, при входе во внутренний двор Итальянского дворца со стороны канала, там, где павильон футштока, в советское материалистическое время висел такой объективно-идеалистический лозунг (точность воспроизведения гарантирую): «Солнце создано для экономии электроэнергии в дневное время». Прямо-таки новое, замполитское толкование Книги Бытия. А далее следовал ещё один, на этот раз реплика девиза акмеистов начала ХХ века: «Балтиец! Будь как солнце! Уходя, гаси свет». В ту пору мы, морские курсанты, стажировались в Кронштадтском отряде подводного плавания - в так называемых «трёх девятках»; в городе, я думаю, этот отряд и его подводников до сих пор знают и помнят. Подобными призывами и лозунгами Кронштадт той поры был поистине полон, в чём, кстати, проявлялось невежество тогдашних политических начальников.
С пожеланиями всего самого доброго Вам,
дорогой батюшка,
Ваш Валерий Колодяжный.


ПИСЬМО 3-е
Когда Морской собор был кинотеатром «Максимкой»

22 января, 18:18
Добрый вечер, дорогой о. Геннадий! 
 
Да, досточтимый батюшка, так иногда случается, что, коснувшись одной темы, невольно затрагиваешь другую, казалось бы, вовсе не родственную первой.
Моё близкое знакомство с Кронштадтом началось в 1960-е годы, хотя ещё до того меня маленького на пароме из Ораниенбаума (по-флотски, Рамбова) возил для общего знакомства с крепостью мой отец, в ту пору молодой капитан 2 ранга. Однако тесное знакомство с Кронштадтом началось у меня с 13-14-ти лет, то есть с Нахимовского училища, когда мы, нахимовцы-старшеклассники, проходили корабельную практику на базировавшихся возле кронштадтского причала Усть-Рогатка артиллерийских крейсерах («Киров», «Железняков», «Свердлов»). Мы также знакомились с памятными местами города (Якорная площадь — тогда немощёное пыльное пространство, Летний сад, чугунная мостовая, памятники Макарову, Пахтусову, Петру Великому, футшток, Морской завод, флотская библиотека Итальянского дворца и многое прочее), на катерных (малых) тральщиках ходили на некоторые форты (Милютин, Тотлебен и др.). У меня дома до сих пор хранится большой и тяжёлый осколок авиабомбы или крупнокалиберного снаряда, найденный мною на Южном форту № 4.
Тогда же я впервые побывал - и хорошо запомнил то посещение - в Морском соборе (Балтийский театр им.Вишневского и матросский клуб им. Горького, отчего в городе все называли его «Максимка») и запомнил городские легенды о нём и о Якорной пл., о деталях убийства матросами адмирала Вирена в начале марта 1917-го, т.е. многих частностях, на которых сейчас останавливаться, наверное, не стоит. Может, как-нибудь, при случае. Уж больно они натуралистичны...
Моими письмами к Вам, дорогой батюшка, Вы, разумеется, вольны распоряжаться по Вашему усмотрению. Буду только рад, если они смогут послужить благому делу.
Всего Вам самого доброго,
Ваш Валерий Колодяжный.
Tags: Кронштадт, писатель, письма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments