Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

МОИ ВСТРЕЧИ С НИКОЛАЕМ КОНЯЕВЫМ


Коняева по праву называют русским писателем, но для меня он также является еще и соминским и леушинским.



Я окончил филфак университета. Всю жизнь по профессии читал и изучал литературу.
Когда  учишься на филфаке, изучаешь мировую литературу, читаешь много  классиков, - писатели всех времен и народов становятся близкими и  знакомыми людьми. Но в конце концов, появляется желание увидеть и узнать  хотя бы одного живого писателя. Я в своей жизни был знаком с настоящими  писателями: Валентином Распутиным, Валерием Ганичевым, Владимиром  Крупиным. Но первым писателем, с которым я познакомился вживую, а  главное не только познакомился, но и подружился — был Николай Коняев.
Более того, не только подружился, но даже стал его литературным героем.
 Я познакомился с Коняевым в Доме-музее Федора Достоевского, где я  работал научным сотрудником. Это было в первые годы перестройки. Я тогда  проводил в музее духовные вечера, посвященные самым разным темам:  подвижники, писатели, юбилеи, кинопремьеры, встречи с интересными  людьми. Вечера в переполненном зале почти каждую неделю. Это был глоток  свежего воздуха в Петербурге. Они собирали петербургскую общественность,  интеллигенцию, духовенство, творческих людей. Где-то в 1993 году на  одном из этих вечеров я и познакомился с Николаем Коняевым и его  супругой Мариной (они никогда не расставались). В то время я был уже  рукоположен и служил в Сомино.
Я пригласил их к себе в гости на  дальний приход. Николай Михайлович с Мариной приезжали на Пасху. Он  как-то сразу проникся духом Сомино. Потом он еще несколько раз мой храм.  У нас было время для задушевных бесед. Ему было интересно увидеть  приходскую жизнь изнутри. Я рассказывал о сельских и приходских  проблемах, знакомил с прихожанами. Тогда я не думал, что писатель все  запоминает, внутренне записывает, что мои повествования станут его  рассказами и составят целый сборник под названием «Дальний приход», в  котором село названо Петровским, а я получил имя Игнатий (я шутил, что  Коняев «постриг» меня в монахи!).
В один из приездов я поделился  своим горем: наш храм был ограблен, украли несколько икон. Через  несколько дней на железнодорожной станции ко мне подошел молодой человек  и покаялся в краже икон, не думая, что я из того храма, который он  ограбил. История поразила писателя. Получился один из самых сильных  рассказов цикла с тем же названием.
В этих рассказах Коняев  запечатлел много дорогих для меня подробностей начала моего служения. Он  создал целую галерею соминских прихожан: в них встречаешь нашу  старейшую прихожанку Ариадну, скептика Николая Христофоровича, звонарку  Параскеву, ну и конечно, блаженную алтарницу Марию. Рассказал Николая  Коняев и последнем настоятеле соминского храма протоиерее Николае  Осницком. Короче, благодаря Коняеву Сомино вошло в историю русской  литературы.
Когда в 1999 году я был назначен настоятелем храма  Леушинского подворья, Николай Михайлович стал бывать у нас в храме,  приезжал не раз в Кронштадт, в Квартиру Иоанна Кронштадтского.
В  2005 году Коняев принял мое приглашение и совершил с нами дальнее паломничество в затопленный монастырь на Леушинское стояние. Эта поездка его потрясла.  Оказалось, что тема затопленным русских земель для него глубоко личная.  Его родина, родное село также было затоплено водами перегороженной  Свири — т.н. «Остречинская Атлантида». Он участвовал в установке креста-на-водах над Леушинским  монастырем. Результатом этой поездки стала глубокая книга впечатлений и  размышлений «Леушинское стояние».
К сожалению, в последние годы я  виделся с Коняевым редко. Последний раз на вечере посвященном 100-летию  памяти игумении Таисии, где он сказал важные слова о святости матушки  Таисии и выразил убеждение в ее скором прославлении.
16 сентября  2018 г. писателя стало. Хотя о большом писателя так невозможно сказать.  Остались его книги, его всегда светлые и всегда немного грустные повести  и рассказы и множество исторических трудов и описаний.
Коняев любил Россию, любил свой народ, свою землю, свою Родину. И не любил недругов России и своего народа.
 Отпевание в Александро-Невской лавре совершил митрополит Константин  Петрозаводский. Похоронен писатель на Никольском кладбище лавры,  неподалеку от Никольского храма. К сожалению, я не смог приехать из  Сомино на отпевание и для меня прощанием с Николаем Михайловичем стал  памятный вечер в Духовском корпусе Александро-Невской лавры,  приуроченный к 40 дню его памяти.


На вечере присутствовал  митрополит Константин Петрозаводский, который открыл вечер и рассказал о  своем Коняеве. Владыка будучи ректором Петерургской духовной академии  поддерживал мои начинания по проведению Иоанновских чтений. Первые  Иоанновские чтения прошли в стенах СПбДА. Он же освятил первую икону в  Мемориальной Квартире св.Иоанна Кронштадсткого - "Пасхальный батюшка".  Она и поныне встречает всех гостей Квартиры. Я подарил наше лучшее  издание - книгу игумении Таисии "Келейных записок", которую владыка  внимательно читал в течение вечера.
Потом выступали многие писатели и поэты Петербурга: Л.Разумовская, А.Грунтовский, Т.Егорова и др., пели песни, читали стихи.
Я завершил вечер рассказом о своем знакомстве и общении с писателем.
(Публикую у себя в жж один из лучших рассказов из сборника с тем же названием).



Tags: Леушино, Леушинские_стояния, Николай Коняев, Сомино, память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment