Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

Таинственная комната, или Где черпал вдохновение великий Глинка?

Усадьба занимает большую площадь: дом-музей, парк, каскад прудов, св. источник на берегу Десны. Первое, что поражает в усадьбе, - это сохранившиеся вековые дубы. Некоторые достигают 600 и даже 700-летнего возраста.
Ваня сообщил нам, что эти дубы в 4-5 обхватов, и предложил нам проверить, но мы поверили ему на слово. Приходиться только удивляться, как их не повырубали в Советское время. Самый старый дуб расположен прямо у усадебного дома. Рассказывают, что именно у него любил садиться прямо на землю Глинка и сочинять свои мелодии. Под сенью этого дуба обязательно стремятся постоять.
Сам дом представляет довольно внушительную двухэтажную постройку с мезонином и портиком в 4 колонны в стиле классицизма. На втором этаже был расположен рабочий кабинет Глинки. Из окна открывался замечательный вид на парк и на десну. Напротив парадного входа в год 200-летия Глинки был установлен бюст композитора, на котором начертаны его слова: «Музыка – душа моя».
На территории усадьбы много разных построек. Обращает на себя внимание обширный гостевой дом. Глинки славились хлебосольством, и у них постоянно кто-нибудь гостил. Подчас число гостей достигало 30-35 человек.
На территории усадьбы бьет святой источник. Сейчас он взят под сен в виде часовенки. Вода его славится кристальной чистотой, так что местные жители предпочитают пить только ее.
На особой лужайке живут аисты, которые каждый год прилетают именно на это место. Говорят, что это – потомки тех аистов, которые жили еще при композиторе. Этому вполне веришь, потому что, как известно, этим птицам свойственно возвращаться на гнездовье в одно и то же место. Сохранившийся усадебный дом построен позже рождения композитора. А на месте того, в кот ором он родился, лежит мемориальная плита. В этот день в музее не было посетителей, кроме нас. Экскурсовод Людмила подробно и с глубоким чувством повествовала о жизни в этих стенах Михаила Глинки. С удивлением увидел в одной из комнат сохранившийся дагерротип Глинки (прототип фотографии), на котором можно увидеть ненарисованный облик композитора (Как жаль, что Пушкин не дожил 10 лет до эпохи дагерротипов).
Музей производит глубокое впечатление. В нем воссозданы все комнаты и залы усадьбы. Конечно, наибольшее впечатление производит рабочий кабинет Глинки со старым роялем фирмы «Вирт», обстановкой, и окнами, выходящими на Десну. Здесь Михаил Иванович работал над своей главной оперой «Жизнь за Царя», сочинял «Руслана и Людмилу», писал романсы, работал над фортепьянными и оркестровыми произведениями. В кабинете находится столовый прибор, его бинокль из слоновой кости, книжный шкаф и два кресла из этого дома.
На стене – копия пейзажного рисунка Глинки, свидетельствующего о его незаурядном живописном даровании.
Но самая удивительная комната в это доме оказалась напротив кабинета через коридор. Это так называемая «птичья комната». Одну из комнат своего дома Глинка пожертвовал для птиц. Окна и дверь в ней были затянуты сеткой, а внутри помещены певчие птицы. В комнате поставлены деревья и разные растения из оранжереи. Певчих птиц насчитывалось более 16, среди них были варакушки, ольшанки, черноголовки, малиновки и, конечно же, соловьи. Все они летали свободно по комнате, де для них вдоволь хватало корма и воды. Когда Михаил Иванович уставал или ему требовался прилив творческого вдохновения, он входил в эту комнату, где стояла особая кушетка. Он лежал на ней, и прислушивался к пению и щебетанию своих любимцев. По воспоминаниям родных «Всегда после того, как он побудет у птиц, возвратится в свою комнату – кабинет – садиться за рояль и играет долго-долго…». Надо сказать о том, что где бы ни жил композитор – в Петербурге, в Германии, в Италии – у него всегда были подобные «птичьи заведения». Сам композитор это объяснял так: «Я устроил это для того, чтобы птички наводили меня на новые сочинения; мне довольно одного чириканья какой-нибудь птички, чтобы создать из этого целую музыкальную фантазию».
Эта комната сейчас также полностью восстановлена. Мы с трепетом вошли в комнату вдохновений композитора, которая сейчас разделена на две половины мелкой сеткой: в одной птицы, в другой посетители. В вольере мы увидели канареек, соловья и щегла. Но к нашему сожалению, от неимоверной жары птицы только тяжело дышали, расставив крылья. Только одна птичка, увидев нас, жалобно чирикнула. Впрочем, мы сами переживали те же чувства от зноя.
Но тем не менее, мы невольно вспомнили именно в этой комнате бессмертные шедевры Глинки – «Соловья» и «Жаворонка» и они стали восприниматься совершенно иначе. Стало понятно, что они родились на этом самом месте.
В большой зале Лизе также разрешили сыграть на фортепьяно. Правда, к сожалению, Глинки в ее репертуаре еще нет. Но выходя из дома композитора, она сказала, что обязательно выучит что-нибудь из Глинки.
Пребывание на родине Глинки стало, пожалуй, кульминацией нашего музыкального кольца. Если использовать этот образ, то можно сказать – стало брильянтом в его оправе.
Мы предполагали посетить еще Тульскую землю, где найти родину Даргомыжского, заехать в Москву к Скрябину, но нужно было торопиться к воскресной службе у себя в храме, поэтому пришлось уменьшить радиус нашего кольца, и мы отправились сразу в Клин к Чайковскому.


Tags: Глинка, Музыкальное_кольцо_России, Россия, музыка, фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment