Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

ЗОЛОТУХИН ЧИТАЕТ ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО. К дню памяти актера. Часть III. В гостях у отца Иоанна




Было совершенно очевидно, что выступление Валерия Золотухина, да еще на сцене БДТ, да еще с сыном священником отцом Дионисием, да еще с чтением Иоанна Кронштадтского - было гвоздем программы, поэтому я поставил его в самом конце второго отделения, чтобы этот номер достойно завершал вечер.
Но на концерте произошло одно непредвиденное событие. Правнучатая племянница Иоанна Кронштадтского Галина Николаевна Шпякина, выступая на сцене, неожиданно для меня преподнесла в дар Мемориальной Квартире св.Иоанна Кронштадтского ручку-вставку, принадлежавшую Дорогому Батюшке, которую его потомки хранили ровно сто лет.
Я с благодарностью принял бесценный дар. Но в связи с этим решил переставить порядок выступлений. Я решил, что после такого дара обязательно должно прозвучать чтение книги о.Иоанна «Моя жизнь во Христе», ведь эта книга писалась этой ручкой. Золотухин как опытный актер, воспитанный школой Любимова, был готов к любым поворотам моей режиссерской мысли.
Чтение книги о.Иоанна началось в присутствии его ручки-вставки.
Но это было необычное чтение. Мне показалось, что отец и сын Золотухины, читая страницы книги «Моя жизнь во Христе», вели между собой какой-то сокровенный диалог. Они между прочим сами выбрали фрагменты для чтения из Иоанна Кронштадтского, которые легли им на сердце. Я совершенно не вмешивался в их композицию. Меня удивило, что в этих цитатах почти ничего не было о Боге, но больше говорилось об отношениях людей друг с другом, о внутренних грехах. Мне показалось, читая Иоанна Кронштадтского, они вели между собой беседу, понятную только им двоим, как будто словами Дорогого Батюшки они сказали друг другу что-то очень важное, как будто исповедуясь друг другу. Ведь не секрет, что отношения у них были не простые. Золотухин развелся со своей первой женой актрисой Ниной Шацкой и его первого сына воспитывал другой известный актер Леонид Филатов. Может быть поэтому для Золотухина была так важна эта поездка с сыном. Но в жизни порой трудно поговорить по душам, высказаться прямо в глаза... Было такое чувство, что они сделали это на сцене через Дорогого Батюшку. Кто прав и кто виноват? Кто, кому и что доказал? Это осталось известно только им двоим.
Правда, должен сказать, меня вначале чтение Валерия Золотухина чем-то разочаровало. Он читал как-то неуверенно, сбился разок, то ли от незнания текста, то ли от непонимания его. Мне казалось, что актер робеет перед отцом Иоанном. Наверное, профессиональный критик нашел бы в этом чтении какие-то шероховатости. Но потом в этой робости я почувствовал столько благоговения перед словами и мыслями великого святого, что это искупало все остальное. Я был пленен этим чтением и жалел только об одном, что оно было слишком кратким. Как ни странно, чтение сына слушалось даже уверннее, чем отца, - редкий случай, когда на сцене сын не уступил отцу.
Но вот Валерий Золотухин остается на сцене один. Зал замолкает. Он медленно начинает читает Пушкина «Клеветникам России». Он читает все громче и сильнее. Золотухин читает пушкина так, как будто это стихотворение написано сегодня и он точно знает, кто эти клеветники. Он читал с такой силой, как будто все эти клеветники России стояли перед ним и Золотухин был в ответе за всю Россию. Мне даже захотелось, чтобы все клеветники России услышали это стихотворение в исполении России. Вот если бы он его прочитал где-нибудь в НАТО или на трибуне ООН. Чуркин бы отдохнул немного.
<
img src="http://leushino.ru/photo/2009/8_taisiinskiy_concert/tais8_5366.jpg" width="300" alt="" />

Это было сильно чтение. Так может читать человек, который очень сильно любит Россию, болеет за нее, готов постоять за нее, выйти за нее даже один в поле. Такого чтения никто не ожидал.

После вечера я предложил участнкам вечера на другой день посетить Мемориальную Квартиру Иоанна Кронштадтского, исполнить почетную миссию — отвезти в Музей подаренную ручку отца Иоанна и возложить ее на его стол для постоянного хранения. И Валерий Золотухин, и Валентина Толкунова с радостью согласились.
Вначале мы посетили Леушинское подворье, помолились в келье игумении Таисии. Мне показалось, что великие мастера русской культуры еще более прониклись почитанием великой игумении Таисии. Толкунова заинтересовалась стихами матушки Таисии, мы с ней говорили о песне, которую могла бы исполнить певица.
В Кронштадте делегацию встречали на высоком уровне. В честь них мэр города дал торжественный обед в Офицерском собрании. Там же в ответ гости дали небольшую концертную программу.
В Мемориальной Квартире дорогих гостей, казалось, встретил сам Иоанн Кронштадтский. Я послужил молебен Всероссийскому Пастырю, после которого мы возложили на стол отца Иоанна его собственную ручку-вставку. Было очень трогательно, что в этом акте приняли участие столь высокие мастера русской культуры.
И Золотухин, и Толкунова были какими-то тихими и простыми. Я видел перед собой не знаменитых артистов, а духовных детей отца Иоанна, пришедших в дом к своему отцу.
В самом конце, когда мы прошли все комнаты и уже собирались прощаться с Квартирой Дорогого Батюшки, Валерий Золотухин вдруг тихо со смущенной улыбкой попросил: «А можно я все-таки прочитаю стихотворение игумении Таисии об Иоанне Кронштадтском.»
Тут я вспомнил о том, что Валерий Сергеевич предлагал прочитать его на сцене, но я посчитал, что это будет перегрузом и отклонил его.
Я попытался скрасить свою неловкость: «Это будет хорошее завершение концерта. Я сейчас попрошу принести книгу стихов Таисии.» «Не надо. Я его выучил наизусть...», - был ответ Золотухина. «Как наизусть?! - не поверил я, - Вы выучили стихотворение матушки Таисии наизусть?! Оно же большое! Как вам это удалось?!» «Вы же меня просили почитать что-нибудь игумении Таисии об отце Иоанне. Я приготовил. А учить наизусть, это наша профессия...»
Меня в этой истории поразило послушание актера, которое иначе как монашеским не назовешь. Я подумал, что в актерском искусстве есть что-то от монашества. Актер полностью предает себя воле режиссера, на время постановки или фильма становится его «послушником», выполняет все его «благословения». Есть чему поучиться современным монахам у актеров, по крайне мере у Золотухина в этом смысле было чему поучиться. Ведь он мне как священнику оказал полное послушание, прочитал стихи Таисии, одно из лучших выучил наизусть.
Только осознав все это, я понял, какую оплошность на самом деле совершил, не дав прочесть Золотухину со сцены стихотворение игумении Таисии. Мне было неудобно, просто стыдно, за свое самоуправство перед народным артистом России, перед зрителями, которых я лишил уникальной возможности услышать стихотворение Таисии в исполнении замечательного артиста. Единственное, что меня утешало, что теперь это стихотворение прозвучит в стенах, где жил отец Иоанн, то есть, как бы лично для него. Может быть, об этом мечтала сама матушка Таисия?
Я попросил подождать минуту, чтобы установить видеокамеру и записать это чтение. Я понимал, что сейчас произойдет важное духовное событие и его нужно обязательно запечатлеть. Валерий Сергеевич сел на стул в столовой отца Иоанна и замолчал, настраиваясь. Он был заметно уставшим за эти три дня. Читал он очень тихо — как будто дышал словами Таисии. Это была не декламация, но тихая беседа. Я не думал, что можно так тихо читать. Но от этого его чтение проникало вглубь сердца, оно было исполнено необыкновенной внутренней силы.
Стихотворение матушки Таисии было написано к сороковому дню кончины отца Иоанна. И оно наполнено горечью утраты, воспоминанием образа Доброго пастыря и в то же время исполнено живым переживанием общения с бессмертной душой отца Иоанна.
Сейчас, когда уже и сам Валерий Сергеевич пребывает в обителях небесных, чтение строк стиха воспринимаются как предчувствие его собственной кончины:
Он отошел от нас в мир лучший, светозарный,
И с памятью о нем, пойдем за ним и мы.

А когда Золотухин читал последние строки, казалось, он исповедовал отцу Иоанну свою личную веру — веру в Бога и в бессмертие души:
У Бога мертвых нет, все живы во спасенье,
И пастырь Иоанн жив любящей душой.
Чтение на всех нас произвело порясающее впечатление. Казалось, будто он сделал какое-то духовное завещание.
Я поблагодарил Валерия Сергеевича и сказал, что это стихотворение, действительно, должно было прозвучать именно здесь в доме у отца Иоанна Кронштадтского.
Когда по материалам Юбилейного вечера готовилась его видеоверсия, я попросил вставить в нее чтение в Квартире о.Иоанна. Я рад, что это чтение осталось навсегда с нами и его можно послушать.
Потом Валерий Сергеевич несколько раз звонил, делился впечатлениями, благодарил за этот вечер и посещение Мемориальной Квартиры. Он говорил, что пережил необыкновенный духовный подъем. Я хотел встретиться с ним еще в Москве, передать диск с записью концерта. Была мысль предложить начитать «Моя жизнь во Христе» как аудиокнигу.
Но, как известно, человек предполагает, а Бог располагает. Больше я не видел Валерия Сергеевича. И теперь, смотря запись его чтения в Квартире, мне кажется, что он остался в гостях у Батюшки навсегда. Хочется верить, что отец Иоанн принял актера у себя гости в Царстве Небесном!

Все, о чем я написал, можно увидеть в видеоверсии VIII Таисиинского концерта памяти 100-летия св.Иоанна Кронштадтского.
На 46-й минуте - передача в дар ручки-вставки Иоанна Кронштадтского.
На 50-й минуте - чтение В.Золотухиным и о.Дионисием книги "Моя жизнь во Христе"
На 58-й минуте - чтение В.Золотухиным стихотворения иг.Таисии в Квартире св.Иоанна Кронштадтского
На 60-й минуте - чтение стихотворения А.Пушкина "Клеветникам России"


В качестве приложения публикую полный текст стихотворения игумении Таисии «Светлой памяти о.Иоанна Кронштадтского», которое прочитал Валерий Золотухин.

Мы, братия-друзья, все путники земные,
Идем дорогою печалей и скорбей;
И пастырь Иоанн шел с нами в дни былые,
И путь наш услаждал, как светоч наших дней.
В беседе сладкой с ним забудешь все земное,
И только чистое, небесное, святое
И созерцает ум, и чувствует душа!..
И он уж совершил свой путь многострадальный,
Каким шел Сам Христос и праведники шли.
Он отошел от нас в мир лучший, светозарный,
И с памятью о нем, пойдем за ним и мы.
Ужель забудем мы его нам наставленья?
Ужель угасим огнь его святых словес?

О, нет!.. На то ль нам дан был Ангел утешенья?!
Он, всех скорбящих друг и пастырь и отец!
Помянем же его не словом лишь, но делом;
Его святой любви потщимся подражать,
По мере наших сил, пойдем на подвиг смело,
И Бог, Отец щедрот, нам будет помогать.
***
Взаимная любовь, взаимные моленья, -
Вот цепь взаимная меж небом и землей;
У Бога мертвых нет, все живы во спасенье,
И пастырь Иоанн жив любящей душой.
Tags: БДТ, Таисиинский концерт, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments