Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

ЗОЛОТУХИН ЧИТАЕТ ИОАННА КРОНШТАДТСКОГО. К дню памяти актера. Часть I. Знакомство


Завтра - день памяти Валерия Золотухина.
Я сподобился принять его исповедь и причастить великого актера на Леушинском подворье.
Сразу после его кончины мне хотелось написать о нем. К сожалению, тогда не успел, не собрался. И это осталось грузом моей памяти. Спустя четыре года хочу восполнить этот пробел.

Бывая на Рождественских чтениях в Москве, по старой памяти студента отделения режиссуры Московского института культуры я пользовался случаем, чтобы посетить московские театры. Институт я так и не закончил, но любовь к театру привилась.
В 2008 году приехав на очередные Рождественские чтения, в первый же день я приобрел в театральной кассе у Кремля билет на спектакль в Театре на Таганке - «Евгений Онегин» в постановке Юрия Любимова.
В то время когда я учился в «кульке» (так мы называли свой вуз), а это было в конце 1970-х, Таганка был культовым театром. Попасть на любимовские постановки «Жизнь Галилея», «Гамлет», «А зори здесь тихие…» было мечтой любого студента.
Вот я и решил вспомнить молодость и побывать в легендарной Таганке, посмотреть на Любимова спустя 30 лет взглядом священника. Я прекрасно понимал на что иду. Я был готов увидеть, так сказать, «авторскую интертрепацию» Пушкина. Но этот поход для меня был возвращением в мою московскую молодость, когда я жил театром, следил за премьерами. Буквально за несколько месяцев я обошел практически все театры Москвы по контрамаркам, которые нам выдавали в институте, стимулируя нашу театральную жизнь. Особым актерским искусством бедных студентов считалось проникнуть на спектакль бесплатно, проскальзывая незаметно мимо билетерш. Здесь у меня успехи были, прямо сказать, не выдающиеся. Все это я вспоминал, входя в театр на Таганке
Но мне не долго пришлось предаваться воспоминаниям, потому что сразу же после гардероба я увидел в тесном фойе знакомое лицо и не поверил глазам. Это был Валерий Золотухин. Почему не поверил? Он стоял за книжным прилавком и продавал книги. В первую минуту я подумал, что это режиссерский ход Любимова: продавать Пушкина перед спектаклем вместе с программкой. Нечто подобное было на спектакле «Преступление и наказание»: в фойе были разложены на партах сочинения школьников по роману Достоевского.
Но на столике у Золотухина были разложены книги самого Золотухина: воспоминания «Секрет Высоцкого», дневниковые записки «Знаю только я», и только вышедшая тогда книга заметок «Дребезги». Все это можно было купить с автографом автора. Как известно, Золотухин был не только замечательный актер, но и талантливый писатель.
Я был в подряснике и Валерий Сергеевич сразу обратил на меня внимание и тут же подарил мне свою книгу.
Я представился. Рассказал о Леушинском подворье, о Таисиинских вечерах, о матушке Таисии, родственнице Пушкина.
Как бы извиняясь, что ему приходится продавать свои книги, он произнес грустный монолог: «У меня все в прошлом. В кино не зовут. В театре постепенно выхожу из игры. То ли волею обстоятельств, то ли от собственной лени, я оказываюсь незадействованным в спектаклях. У меня все больше свободного времени. Теперь по вечерам в своем театре я чаще стою у прилавка, чем на сцене. Продаю свои книжки, торгую своим прошлым». Мне захотелось его как-то поддержать: «Просто вы сейчас исполняете роль летописца театра?» «Между прочим, готовлю к изданию свой «Таганский дневник». Но я понимаю, что мои книги покупают потому, что там про Высоцкого. Не было еще ни одного концерта и ни одной встречи, чтобы меня не просили рассказать о нем. Он меня кормит в прямом смысле этого слова. Высоцкий — мой кормилец...»
Я был рад познакомиться и побеседовать с кумиром моей молодости. Но в тот самый момент меня мгновенно осенила одна мысль: а что если пригласить Золотухина на Таисиинский концерт? Вот, кто мог бы выступить на вечере, посвященном 100-летию памяти св.Иоанна Кронштадтского!
После рассказа о Высоцком я неожиданно спросил актера: «А как вы относитесь к отцу Иоанну Кронштадтскому?» Как ни странно, мой вопрос его не удивил и он спокойно ответил: «Как к великому святому земли Русской». Тут уже удивился я. Выдержав паузу, он добавил: «Не удивляйтесь. Должен вам сообщить, что у меня сын священник — отец Дионисий. Так что с этим у меня все в порядке...»
Тут зазвенел звонок в зал. Я понял, что у меня нет времени убеждать Золотухина и я решил сразу сделать предложение: «Я не хотите ли вы принять участие в вечере, посвященном 100-летию Иоанна Кронштадтского?» Для пущей убедительности я добавил: «Он будет проходить на сцене БДТ...»
Надо сказать, что наш разговор происходил одновременно с процессом торговли. Валерий Сергеевич успевал улыбаться покупателям, давать автографы и продолжать беседовать со мною. Он спросил меня, когда будет проходить этот вечер? Когда же прозвучал третий звонок, он поторопился: «Оставьте ваш телефончик. Я вам позвоню...» Я едва успел написать свой телефон и поспешил в зал на свое место.
Не буду описывать спектакль «Евгений Онегин». Там, как всегда у Любимова, было много шума и беготни. Но в этот вечер я сидел на спектакле и вспоминал разговор с Золотухиным. Я представлял, что будет, если он действительно приедет на Таисиинский концерт. Какое это будет событие. Золотухин откроет Иоанна Кронштадтского для творческой интеллигенции...
Но прошло время. От Золотухина не было никаких звонков. Эта встреча казалась счастливой случайностью. Я вспоминал ее и думал уже по другому: «С какой это стати Золотухин должен приезжать на твой вечер? Вот придумал сам себе! Ты даже про гонорар ничего не сказал актеру, который вынужден продавать свои книги.»
Через полгода я стал активным образом готовить вечер 100-летия памяти Иоанна Кронштадтского, но к этому времени я уже не имел особой надежды на выступление Золотухина. Можете представить мое удивление, когда поздней осенью мне неожиданно позвонил Золотухин: «В силе ли остается ваше приглашение на вечер Иоанна Кронштадтского?» «Неужели вы не забыли?! Неужели вы можете приехать?!» - я не верил, что это возможно. Мне казалось, что успех нужно закрепить материальным вопросом: «Мы готовы учесть ваши пожелания в плане гонорара.»
Он неожиданно оборвал эту тему: «На имени Иоанна Кронштадтского я не хочу ничего зарабатывать. Если вы оплатите проезд и проживание в Питере, больше мне ничего не надо. Вы лучше мне скажите, чтобы вы хотели услышать от меня на сцене?» Я был счастлив от самой возможности выступления легендарного артиста: «Были бы рады услышать все, что вы сами пожелаете. Но если вы спрашиваете, конечно, было бы приятно услышать что-то связанное с Иоанном Кронштадтским. Может быть, почитать его дневник «Моя жизнь во Христе» или стихи игумении Таисии, посвященные Всероссийскому пастырю.» «А есть стихи? - удивился Золотухин, - Можно познакомиться с ними?» Я пообещал, что к нему в театр занесут сборник стихов игумении Таисии.
Через время Валерий Сергеевич еще раз позвонил и подтвердил свой приезд: «Но у меня к вам есть одна просьба: можно со мной приедет еще один человек?» «Будем только рады. Закажем еще один номер в гостинице.» «Нет, нас можно поселить вместе.» «Вы хотите приехать с супругой?» «Нет-нет, я хочу приехать со своим сыном, который священник. Для меня это очень важно.» «Так может вы и выступите на сцене вместе? Почитаете вместе с сыном Иоанна Кронштадтского. Такого чтения, наверное, у вас еще никогда не было.» Он как-то глубоко произнес: «Может и не было... Может и почитаем...» Только потом я узнал, что его сына воспитал Леонид Филатов в браке с Ниной Шацкой.
С отцом Дионисием Золотухиным я познакомился по телефону. Он оказался смиренным и обаятельным батюшкой. Он тогда служил под Москвой. Ему понадобилось официальное приглашение, чтобы его отпустили в Петербург. Я предложил ему почитать на вечере с отцом фрагменты из книги Иоанна Кронштадтского "Моя жизнь во Христе".
(Продолжение следует)

Tags: БДТ, Таисиинский концерт, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments