Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

ПОДВИЖНИК, БЛАГОСЛОВИВШИЙ ИГУМЕНИЮ ТАИСИЮ НА СОЗДАНИЕ "КЕЛЕЙНЫХ ЗАПИСОК"

Читая «Келейные записки» игумении Таисии, даже не задумываешься, что этой книги могло бы и не быть.
Во-первых, она могла бы просто не сохраниться. Игумения таисия составляла ее в течение многих лет своей жизни. К сожалению, "Записки" остались не закончены, они обрываются на 1890 году, и стало быть, в них не отражены еще целых 25 лет жизни Таисии. Легко заметить, что последние главы написаны более кратко в отличие от первых. Они скорее напоминают черновики. При жизни игумения Таисия не опубликовала ни одной главы своих записок. Как известно, они вышли в свет только после смерти леушинской настоятельницы в 1916 г. В это время шла война. Возможности для публикации, как финансовые, так и технические были ограничены. Издание было осуществлено собственными силами обители в крайне скромном формате брошюры мелким шрифтом и на самой простой бумаге. Но ведь и этого издания могло не быть. Сейчас трудно и страшно себе представить, что было бы, если бы леушинские сестры, в первую очередь, конечно, преемница Таисии игумения Агния, не позаботились бы об издании "Записок" Таисии. (Кстати, сказать, 100-летие их выхода в прошлом году, к сожалению, не было должным образом ознаменовано никакими мероприятиями).
Совершенно, очевидно, что если бы с изданием промедлили даже на год, то их уже в следующем 1917 году издать было бы более чем проблематично, а еще позже - вообще невозможно. Они бы просто пропали, как и весь архив затопленного Леушинского монастыря. Из всего литературного наследия Таисии сохранилось лишь то, что было опубликовано до 1917 г. Вот и задумаешься очередной раз о путях Промысла Божия. То, что мы имеем возможность читать "Записки" игумеии Таисии, - это чудо милости Божией. Могли бы и не читать...

Но хотелось бы сказать и о другом. Дело в том, что у матушки Таисии были большие внутренние сомнения не только в публикации записок, но и вообще в самом их написании. Поскольку главную тему Записок составляет изложение ее сокровенного мистического опыта, она не была уверена, что это необходимо представлять на всеобщее обозрение. Ей был необходим авторитетный духовный совет, как о самой сути этих откровений, так и о необходимости их записывать и публиковать.
Она обращалась к разным духовным лицам с этим вопросом. Но решающим и самым важным ответом на ее духовные вопрошания стало благословение того подвижника, память которого совершается сегодня.

В церковном календаре на сегодняшний день мы не найдем его имени, хотя не исключено, что со временем оно и может появиться.
Тем более нам необходимо вспомнить это имя. Сегодня - день памяти игумена Агапита, старца Киево-Печерской лавры. Именно в этот день 130 лет назад он преставился в Киеве.

Итак, кто же такой игумен, благословивший написание «Келейных записок» игумении Таисии?

Игумен Агапит - в миру Тимофей Павлович Милованов - родился в 1820-е гг в Саратове. Один из крупнейших поволжских городов дал России не только бунтаря Н.Чернышевского, но и великого духовного старца и наставника матушки Таисии игумена Агапита. Надеюсь, город когда-нибудь вспомнит об этом и почтит своего земляка.
Родители, принадлежавшие к мещанскому сословию (то есть горожане), хотели женить сына, но он отправился на богомолье в Киев и в 1843 г. был принят в число братии Киево-Печерской лавры, повторив таким образом путь прп.Феодосия Печерского (имя которого он потом получит в схиме).
Обладая красивым голосом, он нес послушания на клиросе и в гостинице. После тяжелой болезни в январе 1847 г. был пострижен в рясофор с именем Тит, а в марте 1850 г. принял монашеский постриг с именем Агапит в честь прп. Агапита Печерского, врача безмездного, которому подражал, неся послушание в больнице и самоотверженно ухаживая за больными. В 1858 г., будучи уже иеродиаконом, был назначен смотрителем больницы, и вскоре в августе 1859 г. был рукоположен во иеромонаха. Начальство отметило его хозяйственные таланты и в 1863 г. о.Агапит был назначен смотрителем лаврской гостиницы. В этой должности он построил новый гостиничный корпус с церковью, соорудил серебряные раки для мощей свт. Михаила, митр.Киевского, и прп. Агапита.
Но он прославился в народе прежде всего как духовник и старец, стяжавший дар прозорливости и исцеления. Заботясь о неимущих, он учредил бесплатные обеды, организовал швейную мастерскую и богадельню.
Об этой стороне его деятельности, напоминающей труды св.Иоанна Кронштадтского, замечательно написал протоиерей Владимир Зноско в книге о блаженном Феофиле Киевском. Приведу яркую цитату:
«Агапит был великий старец, и имя его доселе еще памятно тем беднякам, которые пользовались его благотворениями. Покупая целыми штуками сукно, холст и прочую материю, он шил мужские и женские одежды, белье, и все это раздавал неимущим богомольцам. Богаделенки, жившие при странноприимной больнице, не успевали шить белье и одежды для нищих. Кроме постоянной помощи деньгами, одеждой и хлебом, отец Агапит имел еще немало пенсионеров в городе, которым раздавал ежемесячное пособие, то есть людей истинно бедных и обремененных семьей; одиноких же принимал в лаврскую богадельню при гостинице, кормил, одевал, лечил и напутствовал их в Вечность.»
По духовным дарованиям и опыту о.Агапит в 1882 г. был назначен штатным братским духовником всей лавры.
Именно в этом качестве с ним и познакомилась, приехавшая на богомолье в Киев в 1885 году леушинская игумения Таисия. О своей встрече с киевским старцем и его благословении на создание "Записок" матушка Таисия сама подробно рассказала в предисловии к ним. Перечитаем эти слова в день памяти игумена Агапита:
«Не по своей воле или желанию начинаю я эту запись; и не только не по желанию, но даже и против него; единственно, из послушания людям, гораздо более меня опытным, без сравнения умнейшим меня и более духовным, людям известным не только мне, убогой, но и всем ревнующим о жизни богоугодной и о спасении своих душ.
В 1885-м году привел меня Господь побывать во святом граде Киеве, в Печерской Лавре, где в то время еще подвизался всеми почитаемый за святость жизни игумен Агапит, в схиме Феодосий, который и состоял духовником для лиц освященных (т.е. носящих какой-либо священный сан). Я была уже игуменией и имела счастье и на исповеди быть у него, и вообще открыть ему всю свою душу, чего мне давно хотелось и чего я искала, и о чем и Бога просила.
Между прочим, тяготила меня, или вернее сказать, заботила меня мысль о том, что я, будучи такая немощная и грешная, сподоблялась в жизни своей многих чудных явлений и видений, я даже иногда начинала опасаться, “не прелесть ли это вражия”, каковой я по своей неопытности не понимаю, и меня страшно пугала мысль быть прельщенной и обманутой. Найдя в лице старца схиигумена Феодосия такого, не только духовно опытного, но и прозорливого духовника, как все признавали его, как и я сама испытала собственным опытом, я, конечно, открыла ему всю свою душу, и все тайны, все мысли ее повергла на его мудрое усмотрение и просила разрешить мое недоумение относительно и моих видений. И вот великий муж, не нашед в них ничего опасного, признал их, напротив, за знамение милости ко мне Божией, и, кроме того, советовал, настоятельно советовал мне их все записывать, как для своей собственной памяти, так, по словам его, и на пользу другим. Эти-то последние слова и страшили меня, хотя я и дала ему обещание тотчас же заняться записью, но решительно не дерзала приняться за это дело.»

Для того, чтобы окончательно сесть за составление главной книги своей жизни, игумении Таисии понадобилось еще одно благословение отца Иоанна Кронштадтского. Но первородство в этом вопросе принадлежит игумену Агапиту - благословение, данное в Киево-Печерской лавре.
Сама леушинская игумения всегда помнила и почитала память того, кто благословил ее на столь ответственное и великое дело как составление своей духовной биографии. Не случайно эту книгу она начала с имени «глубоко чтимого и любимого мной старца схиигумена Феодосия, коего память для меня священна, как память праведника».
Без преувеличения можно сказать, что во всей христианской письменности не много книг подобных «Келейным запискам» Таисии. Это одна из сверкающих вершин святоотеческой литературы.

Преставился о.Агапит в 1887 году. Он не отличался крепким здоровьем, хотя лечил и исцелял многих болящим. В 1872 году он тяжело заболел холерой и, находясь при смерти, принял постриг в схиму с именем Феодосий. Но чудесным образом поправился и носил схиму тайно. За год до кончины он был назначен игуменом больничного Николаевского монастыря. За несколько месяцев он предвидел и предсказал свою кончину. Погребен был в Китаевой пустыни вместе со своей матерью-монахиней. Спустя год будильщик монастыря видел наяву отца Агапита молящимся в церкви. А одному из монахов лавры подвижник явился во сне: он ходил по пещерам и кадил мощи угодников в Ближних пещерах, говоря: «Милостию Божиею и я причислен к их лику».
И нет сомнения, что в этот день игумения Таисия в Леушино обязательно поминала игумена Агапита. Последуем нашей матушке и также помянем приснопоминаемого духоносного старца Агапита, в схиме Феодосия, который верим и надеемся со временем будет причислен к лику святых преподобных Киево-Печерских отцов, о чем он и сам засвидетельствовал.

Должен, с сожалением, отметить тот факт, что старец Агапит по своему глубокому смирению не оставил нам своего фотографического образа. Также, с сожалением, должен сказать, что снимка его могилы в Китаевой пустыни мне тоже не удалось обнаружить. Может быть, кто-нибудь поможет. Но надеюсь, что в этот юбилейный день в Китаевой пустыни помянули великого подвижника.

ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ И ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ
ПРИСНОПОМИНАЕМОМУ ИГУМЕНУ АГАПИТУ,
СТАРЦУ КИЕВО-ПЕЧЕРСКОМУ,
ЕГО И ПАМЯТЬ НЫНЕ СОВЕРШАЕМ
Tags: Келейные записки, Киев, игумения Таисия, память, подвижники, старцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments