Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

ЭКСКУРСИЯ ПО ДАЛЬНЕМУ ПРИХОДУ.III. Продолжение. Как можно вернуть Исаакиевский собор?




Вообще-то соминский храм - трехпрестольный: главный, понятно, - Петра и Павла. Левый боковой — с редким посвящением священномученика Власия (скоро, кстати, престольный праздник — 24 февраля). Признаюсь, мне больше нигде не приходилось бывать в действующем храме с таким посвящением. А вот правый боковой придел несколько раз переосвящался. До революции он был Кресто-Воздвиженским, потом в документах он значится как Никольский. После пожара в конце ХХ века посвящен Скорбящей Божией Матери в память о чтимой чудотворной иконы, почитавшейся в храме.
Поскольку храм закрывался все иконостасы были уничтожены.
Так что боковым иконостасам повезло меньше, чем главному. От них не осталось ни царских дверей, ни элементов резьбы. На момент моего назначения на месте иконостасов стояли фанерные перегородки с развешенными на них разными иконами. Эта крашенная в синий цвет фанера сильно била по глазам. Но я никак не мог решиться на демонтаж. Господь поторопил. В 1997 году в правом алтаре было возгорание от отопительного прибора. Фанерный иконостас был поврежден. Тут уж не было выбора. Я занялся проектированием и устройством боковых иконостасов.
Мне посоветовали петербургского резчика Михаила Горбунова. Его самая известная работа иконостас в Скорбященском храме на Шпалерной. Съездили вместе в Сомино. Он не испугался дальнего расстояния и наших скромных финансовых возможностей. Как всегда у меня получается, долго шел творческий этап разработки проекта. Я по своему обыкновению вникал во все детали процесса, часто неожиданно меняя задачи. Со мной любой творческий процесс превращается в творческие муки. Это знают все, кто имел со мною хоть какое-то общее дело. Но меня утешает мысль, что муки бывают не безплодными.
Задача, прямо скажу, была не из легких. Восстанавливать в прямом смысле этого слова было нечего. Оставалось только делать иконостасы заново, руководствуясь общим стилем храма.
К тому же нужно было сделать проект доступным по оплате. Приходилось закладывать минимум резьбы с позолотой, это самая дорогостоящая часть проекта. С другой стороны иконостасы не должны выглядеть бедно и бледно в таком дорогом храме. Также нужно было вписать старые ростовые иконы Спасителя и Божией Матери, которые могли происходит из этих алтарей. Хотя это маловероятно, уже потому что две пары икон были разного размера и разного стиля.
Все резные работы мастер выполнил в Санкт-Петербурге у себя в мастерской, а на монтаж, естественно, приезжал в Сомино. Все это относится к 2002 году. Должен подчеркнуть, что Михаил все работы производил сам в одиночку. Только однажды он приезжал в Сомино со своим сынишкой, который был его подручным.
После установки иконостасов храм было не узнать.
Но Михаил был резчиком, но не художником. Царские врата стояли без икон. Как известно, по канонам на царских вратах обязательно должно быть изображение Благовещения, а также четырех евангелистов. Мне нужно было их заказывать. Как раз в то время у нас подворье жил художник с академическим образованием Александр Шалякин. Он писал портреты игумении Таисии и Иоанна Кронштадтского для кельи матушки. Я обратился к нему с просьбой помочь дальнему приходу, написать иконы для царских врат в академическом стиле.
И тут меня осенила одна необычная идея. Коль наш соминский храм - «вторая Петро-Павловка», надо в нем представить еще два главне храма Санкт-Петербурга — Казанский и Исаакиевский соборы.
Я начал издалека: «Александр, тебе нравится художник Боровиковский?» «Еще бы. Великий мастер академической живописи.» «А к художнику Федору Брюллову как ты относишься?» «Спрашиваете?! Это же титаны русской живописи». «Ну вот и отлично. Тебе нужно сделать копии их икон на царских вратах Казанского и Исаакиевского собора.» «Это для чего?» - не понимал он. «Для Сомино! На дальнем приходе три великих собора Петербурга должны объединиться по одним куполом.» «Это три в одном получается... Да уж у вас масштабные замыслы!» «Петр Первый обязывает».
Художник с охотой. Даже с азартом взялся за исполнение масштабного замысла. Он поспешил побывать в этих соборах, вглядеться в работы великих мастеров. Правда ,в Казанском оказались современные копии. Подлинный Боровиковский хранится в Третьякове и Русском. В этом случае помогли толстые альбомы.
Работа закипела в стенах Леушинского подворья. Через месяц-полтора все было готово.
Я сам лично устанавливал эти иконы на царские врата.
Не скажу, что наши прихожане сразу поняли мою задумку и почувствовали себя стоящими в Исаакии или в Казанском. Да и гости прихода не все узнавали в наших царских вратах петербургские прототипы. Приходилось комментировать и объяснять. Но я то знал и понимал. И когда служил в в том или ином боковом приделе, внутренне говорил себе: «Сегодня буду служить в Исаакии, а завтра буду служить в Казанском...»
С такими мыслями у меня не возникало комплекса дальнего прихода. Служа в Сомино, я чувствовал себя в центре Санкт-Петербурга.
Вся эта история вспомнилась мне отчасти из-за многочисленных споров о возвращении Исаакиевского собора. Я эту проблему для себя я решил более чем десятилетие назад — вернул Исаакий, а вместе с ним еще Казанский.
Ну а теперь Вы можете сами сравнить, где Петербург, где Сомино.


Общий вид на правый Скорбященский придел храма, условно именуемый Казанский собор.



Приделы не большие, 3 м в ширину. Иконостасы лаконичные - только две местные иконы. Необычная особенность в том, что в самом иконостасе нет диаконских дверей, они в боковой стене (как, кстати, в Исаакиевском соборе).



В этом иконостасе уникальный образ Тихвинской Богоматери - "в рост". Больше такого нигде не видел.



Ну и наконец, царские врата. Внешне ничего общего с Казанским собором нет, но по иконам на вратах - то же самое.
Сравнивайте сами.
Хочу обратить Ваше внимание на одно маленькое обстоятельство. На вратах Казанского собора неправильно расположены Евангелисты. В верхнем регистре всега располагаются Евангелисты Матфей и Иоанн, а Лука и Марк - внизу. На этих вратах мы видим все наоборот. Не знаю, кто проглядел такую оплошность, художник. настоятель или архиерей, освящавший храм, но мы ее в Сомино исправили.

А теперь пройдемся по иконам.
Это наш соминский вариант Боровиковского:







А это оригинал из Казанского собора (сейчас в музее):

Не буду спорить, сравнение художественного уровня не в пользу современных академистов, но я и не ставил цель превзойти великого Боровиковского. Всего лишь повторить иконографию.

Ну а теперь перейдем в наш Исаакий - левый придел во имя священномученика Власия Севастийкого.


Общий взгляд на придел при входе в храм.



У этого придела стоит столик т.н. "канон" с голгофой для совершения панихид и отпеваний.



Царские врата крупным планом - такие же как и в левом приделе, только иконы уже другие - из Исаакия.







Это наш соминский вариант Брюллова.

А теперь оригинал, который остается на своем историческом месте в соборе.
Tags: Сомино, иконы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

Recent Posts from This Journal