Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

ЧТО ОБЩЕГО У МЕНЯ СО СВЯЩЕННИКОМ НИКОЛАЕМ ЛЮБЕЦКИМ? Поздравление из Леушинских мест

В день Ангела мне пришло поздравление из Леушинских мест, тем более приятное, что к нему было приложен архивный материал по истории Леушинского монастяря. Ровно 110 лет назад в Леушинском монастыре было событие, которое оказалось созвучно моей ситуации: состоялось прощание с сестрами обители леушинского священника о.Николая Любецкого, неожиданно переведенного в военное ведомство после 16 лет службы в Леушино.

Администрация группы ВКонтакте храма Покрова Богородицы в дер.Конечное Череповецкого района (храм располагается на одной дороге от Череповца к Мяксе, в нём служил племянник св.прав.Иоанна Кронштадтского священник Николай Старопольский, который в 1907 году был переведён в Леушинский монастырь) поздравляет о.Геннадия с Днем ангела.
Вот поздравительные слова:
"Поздравляем протоиерея Геннадия Беловолова с днем тезоименитства. Пусть из глубины лет в его адрес прозвучат слова игумении Таисии, сказанные по случаю провода многолетнего клирика Леушинского монастыря священника Николая Любецкого. Прощания и расставания с любимым человеком во все времена сопровождались сердечной болью для каждого. Пусть это для о.Геннадия будет приветствие великой Старицы-игумении, а не одно лишь прощальное слово, к тому же о.Геннадий ни в какое военное ведомство не перешёл и остался в Леушино:

"8 ноября в день празднования св.Архистратига Михаила и прочих бесплотных сил в Леушинском монастыре состоялось прощание священника сего монастыря о.Николая Любецкого с сестрами обители, воспитанницами и прихожанами. 3-го ноября во время всенощной получилась бумага о переводе о.Николая в военное ведомство, о чём он в тот же вечер сообщил. С быстротою молнии облетела всюду эта печальная для всех весть, т.к. все любили искренно своего дорогого батюшку, всегда кроткого, доброго, исполнительного, и буквально не было уголка, где бы не оплакивали любимого батюшку. 16 лет прослужил он в монастыре, первые два года диаконом, а 14 лет священником, причём был прекрасным духовником для большей половины сестёр и прихожан. Все оплакивали его: сёстры – как пастыря и сомолитвенника, причт – как кроткого сослуживца и товарища, прихожане – как «родного отца», как они называли его.
8-го ноября он совершил последнюю литургию в монастырском соборном храме при особенно торжественном пении прекрасного монастырского хора, певшего на правом клиросе; т.к. и воспитанницы пожелали тоже участвовать в пении и поместились на левом. По окончании литургии о.Николай вышел на солею сказать своё прощальное слово, но едва начал первые его строки, как зарыдал; с ним рыдала и вся церковь; несколько успокоившись и притом беспрестанно прерываясь слезами, он едва произнес его.
«Прежде всего, глубокоуважаемая Матушка и дорогие сёстры, примите от меня искреннюю, горячую благодарность и глубокий поклон за всегдашнее ваше доброе, сердечное отношение ко мне и моему семейству. Я знаю: вы радовались моей радости всегда сочувствовали моему горю. Спасибо вам за святые ваши молитвы, в которых я всегда так нуждался, а теперь, с переменой жизни, нуждаюсь ещё более чем когда-либо. Не забудьте, не забудьте в молитвах ваших поминать мое недостоинство. Благодарю за снисходительное отношение к моим недостаткам, за любовь вашу ко мне, которою я пользовался совершенно незаслуженно. Спасибо вам, дорогие сёстры. Не она ли, не эта ли любовь ваша содрогает и больно, больно сжимает моё сердце при мысли, что уже наступило время расстаться с вами, дорогие сёстры. Нет нужды говорить о причинах моего ухода от вас; да и минута эта не такова, чтобы омрачать её житейскими мелочами. В горький час прощания скажу лучше, чтобы хотя отчасти утешиться, как дорога для меня ваша святая обитель. Почти 16 лет протекло здесь среди вас мирно, тихо, большею частью в молитве с вами и в посильных трудах училищу и приходу. Многие из вас были моими духовными детьми, которых я старался руководить в этой духовной жизни. И, слава Господу, иногда утешался, что некоторым мои слабые советы и наставления приносили пользу. К вашей и общей небесной Покровительнице Владычице прибегал я в трудные минуты жизни, и Она, Заступница, не посрамила моего упования; здесь же у Её святой иконы я научился творить молитву и утешаться Ею. А что может быть дороже тёплой молитвы в жизни нашей. Нет, дорога, драгоценна будет для меня для меня память о времени служения моего в вашей святой обители и воспоминание о вас, маститая, потченнейшая, дорогая Матушка с дорогими сёстрами. Залогом моей непрестанной памяти и молитвы о вас остаются здесь мои родные две могилки. Верьте, что всё сказанное – не фразы, а вылилось от горячего сердца. Напутствуйте же теперь меня вашими святыми молитвами и добрыми пожеланиями на новую жизнь».
Вслед за ним от лица всей обители сказала свой прощальный привет настоятельница игумения Таисия. При последних словах были поднесены о.Николаю две иконы двумя старшими монахинями.
«Ваше Высокоблагословение, дорогой наш и неизменно любимый батюшка о.Николай! Никогда не предполагали мы, чтобы пришлось нам расстаться с тобою, и притом расстаться так неожиданно, так скоро! Но вот, оставляешь нас, отец наш и молитвенник! Дело твое, или, вернее, дело Божие, ибо от Господа стопы человеческие исправляются – да будет воля Его! Мы в этом случае можем утешать себя сознанием, что не по нашей вине уход твой совершается, ибо мы все любили и уважали тебя и, кажется, ничем не огорчали, равно как и ты жил среди нас как добрый пастырь и как кроткий агнец. Здесь ты полагал начало служения твоего в священном сане, и обитель наша стала духовною твоею колыбелью. Здесь, под покровом Царицы Небесной, под сению тихой безмятежной пустыни развивались и крепли твои духовные силы, здесь они созревали и принесли первые плоды твоего призвания. Теперь ты понесёшь их далеко отсюда, из пустыни в распутия мира, из тихого уединения в многомятежную суету, в самую среду житейского моря, волнуемого страшными бурями, особенно свирепствующими в за последнее время и готовыми поглотить, потопить корабль Церкви Христовой. Но силен незримый Кормчий его, он будет править и твоею десницей, Он всегда с тобою: сохраняй тя во всех путех твоих, аможе аще пойдеши, и аще Бог на нас, кто на ны. Итак, гряди, отче, на дело твое и на делание твое до вечера жизни. Не забудь нас в твоих пастырских у престола Господня молитвах. А мы всегдашние твои молитвенницы и почитательницы, и узы любви духовной, соединявшие нас с тобою, не сильны расторгнуть ни время, ни место. Прими в залог молитвенной нашей о тебе памяти эти святые иконы «Похвалы Богородицы», Которой ты служил, и св. Предтечи Господня Иоанна, имени коего посвящена наша обитель. Господь да благословит исхождение твое отныне и до века.
Прости, отче, и благослови в последний раз всех нас!»

Затем говорил свою краткую речь священник Екатерининский и о. Заведующий Учительскою школою о.Николай Шиловский. Все эти прощальные слова перемешивались и прерывались слезами. Наконец, начался молебен св. Архистратигу Михаилу, закончившийся многолетием, за коим провозглашено было таковое и отъезжающему иерею Николаю.
Отъезд назначен был в 12 ч. дня. Ещё с 11½ часов стали собираться к дому о.Любецкого все: и члены причта, и сёстры, и воспитанницы, и прихожане. Прибыла и старушка Игумения, сердечно скорбевшая о разлуке с добрым батюшкой. Только что он показался в дверях, направляясь к дорожному экипажу, снова раздались всеобщие рыдания, возгласы, прощания и проч. Певчие пели многолетие, гудели колокола, но всё это заглушалось прощаниями. Кроме находившихся здесь прихожан, последние установились в линии по всей деревне Леушино. Мы провожали его до часовни, стоящей при начале деревни, и могли только наблюдать, как все: и мужички, и женщины с ребятишками на руках, и подростки – все подходили под благословение и напутствовали его благопожеланиями. Вот что пришлось слышать из уст многих мужичков: «Вот кормилец-то был! Придёт на молебен в избу, да видит, что у кого и заплатить-то нечем, так сам ещё сунет потихоньку в руку, чтоб никто не видал». Игумения Таисия.

(источник: Новгородские епархиальные ведомости, 1907, №48, с.1519–1522).
иеродиакон Прокопий (Новоспасский монастырь)


P.S. Удивительное совпадение. Параллель очевидна. Как все повторяется в этом мире. 110 лет назад Леушинская обитель прощалась со своим любимым священником о.Николаем Любецким. Сколько было слез и воздыханий. Читая это репортаж, понимаешь, что ты не первый и не последний. Многие слова сказанные тогда, читаешь как будто они были сказаны сегодня.
Хотя я могу только позавидовать своему предшественнику. Отцу Николаю Любецкому благословили послужить прощальную литургию, сказать последнее слово, проститься с настоятельницей игуменией Таисией и с леушинскими сестрами. Матушка Таисия также сказала теплое благодарственное слово. Отца Николая проводили добрым словом. Все это было к тому же опубликовано в "Новгородских епархиальных ведомостях."
Спустя 110 лет такие мелочи и формальности никто соблюдать не стал... К чему лишние сентименты.
Tags: Леушинский_монастырь, скорби
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments