Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

Практикум по канонам

Помню, как в семинарии в Сергиевой лавре мы, студенты-заочники, штудировали перед экзаменом Известие учительное. Это особая инструкция служащему священнику, которая находится в конце Служебника, книги, по которой и служит каждый батюшка службу в храме. Необходимость такой инструкции связана с тем, что сама служба регламентирована и священнослужитель должен ее строго исполнить, не привнося ничего от себя. В случае появления какой-то нештатной ситуации возникает проблема, как поступить, чтобы это не было личной самодеятельностью батюшки. В этой инструкции указаны всевозможные экстренные случаи, которые могут иметь место на службе. Некоторые случаи могут случиться раз в жизни, а многие случаи и вообще никогда (тем не менее теоретически не исключены).
К примеру, есть указание, что делать в таких неожиданных ситуациях, «Если иерей, служа, перед освящением обнаружит, что хлеб, предложенный для освящения, подгнивший, или испечен не из пшеничной муки, или немного зацветший, или пресный»,
или же «Если иерей перед освящением Крови (после освящения Тела) увидит, что вина в чаше нет»,
или же «Если иерей, служа, забыл, – произносил или нет слова Господни над хлебом и вином».
Есть указания и для более драматических ситуаций: «Если иерей во время совершения проскомидии, или совершения Литургии, до Великого входа, будет позван ради смертной нужды, крестить или исповедовать...»

В общем, интересный для чтения текст, хотя если это случится в реальности, то будет уже не так весело.

Я вспомнил об Известии учительном на праздник Троицы.
Накануне Литургию Родительской субботы служил на дальнем приходе в Сомино. После службы прыгнул в машину и помчался в Санкт-Петербург на всенощную в другом своем храме Леушинского подворья. Уже в дороге почувствовал, что со мною что-то не то. Всенощную служил очень слабым.
Утром в праздник Троицы силы меня оставили. Еле мог шевелить руками ногами. В алтарь пришел с посохом в руках (еще с Афона привез). Непомню, чтобы подобное было раньше со мной. Если бы другой день и другой праздник, я бы сразу оставил службу. Но Троице не хотелось оставлять. Храм был полон людей. «С Божьей помощью послужу. Литургия даст сил» - думал я. Служил вполголоса, экономил остатки сил. После каждой ектеньи спешил сесть на стул. Евангелие прочитал едва слышным голосом. Едва хватило сил поставить его на престоле. К этому моменту я уже не мог двинуть ни рукой — ни ногой. Я сел на стул и не мог пошевелиться. В храме наступила тишина. Хор не знал, что петь. По здравому смыслу, я понимал, что не смогу дослужить службу, да еще причастить множество народа. У меня появилась мысль остановить службу ,и лучше здесь до начала лиутргии верных, пока еще дары не освящены...
Вот тут-то я и вспомнил об Известии учительном. Что там рекомендуется в случае, если иерей на службе почувствовал тяжкое недомогание? Служебник был под рукой, нужное правило было найти не сложно: «Если иерей, литургисая, перед освящением Тела и Крови Господних почувствует тяжелое недомогание (не имея сил что-либо сделать) или вскоре умрет, то служба должна прекратиться». Саму литургию после этого обязательно должен дослужить другой священник. Общее правило состоит в том, что начатая литургия должна быть завершена.

Каноническое правило давало мне право остановить службу, тем более, что дары были еще не освящены. Но где найти второго батюшку? Второй священник нашего храма находится в длительной командировке. Найти свободного священника на Троицу — не реально.
Пока я в полузабытьи размышлял на тему канонов, алтарники успели вызвать скорую. Врач провел меня в келью. Осмотрел. Решил, что у меня был скачек давления. Предложил выпить крепкого кофе для восстановления давления. Я сказал, что до завершения службы не могу ничего вкушать. Сделали укол и предложили меня тут же госпитализировать.
Но я решил во чтобы то ни стало завершить Литургию. Хотелось исполнить главное каноническое правило о том, что Литургия должна быть завершена. Не хотелось, чтобы в моем послужном списке была незавершенная литургия. Не хотелось остаться без тройческих молитв, которые читаются в этот день единственный раз в году...
Не скажу, что завершение далось легко. Ко всем молитвам я внутренне прибавлял одно прошение — сил завершить службу. У меня была только одна цель в жизни дослужить до конца.
Сейчас я вспоминаю эту службу, как какой-то сон. Когда я вышел причащать, алтарники меня поддерживали с трех сторон, чтобы я удержал чашу. Под чашу поставили высокую подставку на стуле. А на отпусте не было сил держать крест, так что я его положил на аналое.
Эту службу я запомню на всю оставшуюся жизнь. В этот день понял всю силу канонов для священника. Понял, что это и есть «мое иго и мое бремя», которое на меня возложил Господь, что Литургию не может никто остановить в этом мире. Даже смерть! В случае смерти священника, неоконченную литургию (после освящения даров), должен завершить другой священник. Такой суровый практикум по канонам преподал мне Господь на Троицу.
Через день все-таки пришлось лечь в больницу, пролежал почти неделю. Сейчас долечиваюсь уже в штатном режиме, езжу на капельницы...
Tags: Литургия, молитва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments