Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

Неоценённая матушка Таисия



Статья монахини Кириллы (Червовой), духовная писательница и церковный историк, на РНЛ

О богоизбранности матушки игумении Таисии, настоятельницы Иоанно-Предтеченского Леушинского монастыря, свидетельствуют, прежде всего, её личные воспоминания, запечатлённые в книге «Записки игумении Таисии». Эту рукопись одобрили киево-печерские старцы и святой праведный Иоанн Кронштадтский – духовный наставник матушки на протяжении 35 лет. Он благословил печатать её труд «к общему назиданию».

Как известно из книги, матушка Таисия (в миру Мария Солопова) была вымоленным у Бога и Божией Матери ребёнком. Её мать, Виктория Дмитриевна, потерявшая двоих новорождённых детей, ходила пешком в петербургские храмы к чудотворным иконам Божией Матери и молилась о даровании и сохранении ей дитя. При этом она давала священные обеты, как сама говорила позднее об этом дочери. Один из таких обетов состоял в том, чтобы «всеми силами стараться вложить в сердце ребёнка страх Божий, любовь к Богу и ближним – в общем, сделать его хорошим христианином».

Приучала Виктория Дмитриевна свою маленькую дочь и к молитве, и к великой добродетели – милосердию и любви к бедным. «Мне тогда было не более четырёх лет, когда я могла читать без складов, хотя и не быстро, и знала я с рассказов матери всю священную "историю земной жизни Спасителя"». Когда в 1852 году девочке минуло 10 лет, её определили в Павловский институт благородных девиц. Там она не раз сподоблялась чудесных видений Свыше, о чём напишет позднее в своей книге. Эти видения, особенно видение Самого Спасителя Иисуса Христа, и определили её выбор жизненного пути.

Одноклассницы звали её «монахиней», «святошей» – за то, что она уже тогда была не от мира сего. Мария не участвовала в общих развлечениях в свободное от учёбы время, а больше молилась, читала духовные книги. Об этом пишет её однокурсница по Павловскому институту писательница Надежда Лухманова в своей книге «Девочки». В художественно-документальной форме она описывает жизнь одноклассниц, называя некоторых по прозвищу, иных по фамилии и имени, в том числе и Машу Солопову. Она узнаваема по своим твёрдым религиозным убеждениям. Автор пишет, что во время Великого поста незаметная в другое время Солопова была в центре внимания, к ней обращались по духовным вопросам. А с Великого четверга до Святой Пасхи она ничего не вкушала, пила только воду и молчала. Девочки спрашивали друг у друга: «Не святая ли она?» «Однажды Мария тяжело заболела, и вдруг всем стало её не хватать. Девочки бегали к ней тайком в лазарет, старались принести больной что-нибудь вкусненькое от своей трапезы. А Маша просила их об одном: почитать ей Святое Евангелие».

К выпускным экзаменам в институте она знала Святое Евангелие наизусть, чем весьма приятно удивила митрополита Иоанникия, принимавшего экзамен по Закону Божию. Когда владыка спросил о причине, побудившей выучить Евангелие наизусть, Мария Солопова ответила, что «каждое слово Евангелия так приятно и отрадно для души, что ей хотелось его всегда иметь при себе, а так как с книгой не всегда удобно быть, то я вздумала заучить всё, тогда всегда оно будет при мне, в моей памяти».

Промыслительно, что впервые Матерь Божия явилась ей во сне как предзнаменование скорого ухода в монастырь. К этому были, казалось бы, по мирским меркам непреодолимые препятствия со стороны горячо любящей её матери. В ту же ночь, на 1 февраля, Царица Небесная явилась Виктории Дмитриевне, порицая её за то, что не хочет отпустить дочь в монастырь. Таким образом все препятствия были устранены, и вскоре Мария Солопова стала послушницей Введенского девичьего монастыря в Тихвине. Последующие обители, куда переводили избранницу Царицы Небесной, были тоже Богородичные – Покровский Зверин женский монастырь в Великом Новгороде и Званский Знаменский монастырь в Волхове.

Когда её, принявшую монашеский постриг с именем Таисии, благословили быть начальницей Леушинской общины, начались сильнейшие искушения и скорби. Они показались тогда матушке Таисии невыносимыми, и она приняла решение оставить святую обитель. И вдруг ей видится необычный сон. В монастыре пожар. Пламенем объята вся церковная площадь, вот-вот это пламя перекинется на корпуса, где живут сёстры, и на храм Божий. Матушка просит насельниц молиться, а сама обращается к окну и видит вместо рамы икону, повёрнутую ликом на пожар. Когда икона стала сама по себе поворачиваться, то оказалась «Скоропослушницей». В ножках у Матери Божией лежала живая глава Иоанна Предтечи, с которой Владычица громко разговаривала. Вдруг Царица Небесная обратилась к матушке Таисии и говорит: «Что вы все смущаетесь? И ты чего боишься?» – и с этими словами Она подняла Свою правую ручку и, ею указывая на главу Предтечи, прибавила: «Мы с ним всегда храним свою обитель! Не бойся, только веруй!»

После этого, укрепившись верой, матушка Таисия твёрдо решила всё терпеть и трудиться для пользы святой обители с помощью Божией и Царицы Небесной. И это ей удалось. Неслучайно духовный наставник матушки святой праведный Иоанн Кронштадтский писал в одном из писем: «Велика вера твоя и дерзновение твоё ко Господу». Кронштадтский пастырь чтил её как угодницу Божию. А митрополит Вениамин (Федченков) в книге «Отец Иоанн Кронштадтский» писал: «Довольно послушать лишь, каким именем он титуловал её в своих письмах: "Раба Божия и сестра моя возлюбленная о Господе Таисия", "неоценённая матушка Таисия", "Богопризванная игумения", "Верная Раба Божия и Пресвятой Богородицы, неусыпная труженица на пользу обителей"».

А таковых, возрождённых ею, было немало. Десять монастырей и подворий возродила к жизни матушка Таисия, в том числе и на Вологодчине, в бывшей в ту пору Новгородской епархии, к которой относился и сам Леушинский Иоанно-Предтеченский монастырь. Это и монастырское подворье в Череповце, Антониево-Черноезерская пустынь, древний Ферапонтов монастырь, пришедший в упадок и возрождённый матушкой Таисией как женский. А Леушинское подворье в Санкт-Петербурге – единственное из всех, действующее в наше время.

Не знаю другого такого примера среди настоятельниц монастырей, кроме матушки Таисии, когда бы так гармонично сочетались евангельские Марфа и Мария. С одной стороны, это возвышенная чистая душа, пребывающая в молитве и в Боге, словно воспарившая над земным. Неслучайно сама матушка Таисия писала: «Стремится мой дух к небесам...»

Но ей, этой возвышенной душе, приходилось много и успешно заниматься чисто житейскими попечениями: строить храмы, жильё для своих насельниц, открывать церковно-приходские и учительские школы, кормить и одевать вверенных ей Богом сестёр. Как ей это удавалось, знает один Господь. Почитание игумении Таисии как угодницы и избранницы Божией, исповедницы православной веры и самодержавия (матушка Таисия особо почитала Царскую Семью, была неоднократно ей представлена и имела награды от царского Дома), духовной писательницы и наставницы монашествующих началось почти сразу после её блаженной кончины 15 января 1915 года. Возобновилось это почитание в 90-е годы прошлого столетия, после празднования 1000-летия Крещения Руси. Тогда были изданы её «Записки». Правда, многие монашествующие уже были знакомы с ними, ведь в 70–80-е годы из рук в руки передавалось машинописное, а порой и рукописное издание этой бесценной книги, открывающей читающему внутреннюю монашескую жизнь.

Спустя годы Иоанновским женским монастырём и Леушинским подворьем в Санкт-Петербурге в разное время были изданы «Письма к новоначальной инокине» и «Беседы о. Иоанна Кронштадтского с игуменией Таисией», ставшие настольными книгами многих монашествующих. Петербурженка Тамара Фёдоровна Литвинова (ныне инокиня Серафима) разыскала в Новгородском областном архиве разработанный матушкой Устав Леушинского Иоанно-Предтеченского монастыря – ныне опубликованный, он, несомненно, полезен в наше время настоятельницам женских обителей.

Казалось бы, до основания разрушен водами Рыбинского водохранилища Леушинский монастырь, которым Таисия руководила 30 лет, но в «память вечную будет праведник». Поэтому возродилась память об игумении Таисии и о затопленном монастыре. Даст Бог, возродится когда-нибудь и святая Леушинская обитель по предсказанию игумении, хотя бы и в другом месте. А матушка Таисия, как и при жизни, ведёт нас ко спасению души. Христианские добродетели, которые она стяжала: благодать Святого Духа, вера, надежда, любовь Христова, а также её праведность позволяют надеяться, что игумения будет прославлена в лике святых.

О богоизбранности матушки игумении Таисии, настоятельницы Иоанно-Предтеченского Леушинского монастыря, свидетельствуют, прежде всего, её личные воспоминания, запечатлённые в книге «Записки игумении Таисии». Эту рукопись одобрили киево-печерские старцы и святой праведный Иоанн Кронштадтский – духовный наставник матушки на протяжении 35 лет. Он благословил печатать её труд «к общему назиданию».

Как известно из книги, матушка Таисия (в миру Мария Солопова) была вымоленным у Бога и Божией Матери ребёнком. Её мать, Виктория Дмитриевна, потерявшая двоих новорождённых детей, ходила пешком в петербургские храмы к чудотворным иконам Божией Матери и молилась о даровании и сохранении ей дитя. При этом она давала священные обеты, как сама говорила позднее об этом дочери. Один из таких обетов состоял в том, чтобы «всеми силами стараться вложить в сердце ребёнка страх Божий, любовь к Богу и ближним – в общем, сделать его хорошим христианином».

Приучала Виктория Дмитриевна свою маленькую дочь и к молитве, и к великой добродетели – милосердию и любви к бедным. «Мне тогда было не более четырёх лет, когда я могла читать без складов, хотя и не быстро, и знала я с рассказов матери всю священную
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments