Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

Верноподданный Великого Князя Михаила Александровича

25 апреля, 23:57 Сегодня познакомился с главным знатоком и почитателем памяти Великого Князя Михаила Александровича. Чтобы открыть для себя имя и светлый образ великого князя, пермяку Владиславу Георгиевичу Краснову понадобилось убежать из России на другую сторону земного шара - в Америку. Неисповедимы пути, которыми Господь возвращает русских людей на Русскую землю... Краснов окончил школу в Перми, потом уехал в Москву, где получил диплом истфака МГУ по этнографии. Работая редактором радиовещания на заграницу, поехал «укреплять мир и дружбу» со Швецией--и сбежал. На Родине был объявлен преступником, на Западе – диссидентом. Выучился в Америке на доктора философии. Преподавал в разных университетах. Этот профессор-перебежчик открыл в Америке Великую Россию и великого князя Михаила Александровича, убиенного в его родном городе. Раскрыв для себя его образ, глубоко проникся и по-русски полюбил его. Можно даже сказать, что спустя 90 лет стал его верноподданным, если хотите, адъютантом. Только в апреле 1991 Краснов впервые смог вернуться из-за бугра. Приехав в Пермь, он напомнил пермякам о трагическом и судьбоносном для всей России событии, происшедшем в ней 12 июня 1918 года. По выходе на пенсию, стал приезжать на родину чаще. Стал инициатором гражданской поддержки в строительстве часовни на месте расстрела, подтолкнул идею проведения ежегодных крестных ходов из Свято-Троицкого Стефанова мужского монастыря в Перми к предполагаемому месту расстрела. Теперь выступает на разных уровнях, в разных аудиториях, и пишет статьи о великом князе как по-русски, так и по-английски. Владислав Георгиевич знает всех, кто, так или иначе, занимается этой темой. Узнав о нашей инициативе проведения конференции памяти Михаила Александровича, он, будучи в Москве сразу же приехал в Петербург, чтобы помочь нам в подготовке. Как часто внутреннее выражается и внешне. Когда я сегодня во время службы впервые увидел Владислава Георгиевича, первая мысль: как похож на Михаила Александровича. Он пришел как раз на пасхальный крестный ход, так что наше знакомство началось с окропления святой водой русского американца. С ним была петербургская писательница Наталья Чернышова-Мельник, сама большой почитатель князя и автор книги-бестселлера о Михаиле Александровиче. После отпуста, мы познакомились уже за руку, и я попросил его рассказать прихожанам о Михаиле Александровиче на нашей воскресной Леушинской беседе. Краснов не заставил себя уговаривать. Почти полтора часа беседы с ним пролетели, как пять минут. Интересно было видеть и слышать русского человека, который прожил в Америке большую часть своей жизни. Сразу поделюсь общими выводами: пребывание в Америке не может пройти бесследно. Его «американство» проявлялось и в жестах, и в формулировках, и в ценностях. Более важный вывод – никакая Америка не может уничтожить русское в человеке. Он остался русским человеком с русской душой и сердцем и русской болью за Русь-Матушку. Его рассказ я записал. Вот расшифровка записи в сокращении. -«Как только люди узнают о Михаиле Александровиче, то сама его личность привлекает к себе. Я один из таких людей. Родился в трех кварталах от того места, откуда Михаил Александрович и его верный секретарь Брайан Джонсон были похищены и уведены на бессудную расправу. Мальчишкой бегал по этим улицам. Все они носили революционные названия. На ул.Карла Маркса было здание с загадочным названием «Королевские номера». Стал расспрашивать, но родители и слышать не хотели: «Тсс. Не спрашивай и никому не говори об этом». Потом узнал, что это бывшая гостиница купца Королева и что там произошло что-то ужасное. Меня это поразило – не запретный ли плод на древе познания? В конце войны, когда было некоторое послабление церкви, я был крещён во Всесвятском храме на городском кладбище, последней действующей церкви в Перми. Отец только-то вступил в партию. Но мать договорилась с ним, что он будто ничего не знает, и сводила нас с братом креститься. Потом я учился в МГУ на истфаке. Везде были запреты и специальные доступы: то нельзя, это нельзя. Даже Библию давали нам этнографам из спецхрана для чтения в читальном зале -- и то потому, что мы проходили курс по истории религии. И я решил, что узнать правду можно только за границей. И бежал. Но не для того бежал, чтобы стать предателем Родины, а чтобы сориентироваться, что происходит в мире и, в конце концов, послужить России. Получил убежище в Швеции. Учился, потом устроился работать в университете. Везде были левые и просоветские настроения. Переехал в Америку, получил докторскую степень. Написал книгу о Солженицыне. Потом о перебежчиках. В марте 1991, ещё при Горбачёве, получил приглашение на конференцию «Духовное возрождение России» в Академгородке около Новосибирска. Ехать или не ехать? Ведь я был в розыскных списках КГБ. Съездил: и убедился, что СССР на ладан дышит. Кстати, это была первая встреча советских людей с «белой» русской диаспорой после изгнания «корабля философов» из Страны Советов в1922. Второй раз приехал в Москву на первый Конгресс Соотечественников, по приглашению правительства РСФСР. Открытие Конгресса совпало с началом путча. Некоторые деятели белого движения, скорее, их потомки, подумали, что путч начался из-за нас, и уехали. Так или иначе, путч отвлёк внимание от нашего конгресса. А собралось человек 500 из самых разных стран: Франции, США, Австралии, Аргентины, Израиля. Независимо от политических взглядов русские люди впервые воссоединились. Конгресс стал символом окончания идеологической гражданской войны. Мы надеялись, что с этого момента начнется воссоединение всех русских людей. После путча Ельцин обратился к нам с патриотической речью. Тогда же поменяли идеологический красный флаг на национальный трехцветный. Выступая перед нами после путча, Ельцин обещал снова сделать Россию великой. Потом делегатам разрешили навестить их родину. Я поехал в Пермь. В программу входило посещение одной из пермских школ. Тогда я впервые узнал, что школа находилось в здании, некогда принадлежавшем купцам Дягилевым. Теперь это гимназия имени Сергея Дягилева. Поэтому затея прославления Михаила Александровича вписалась для меня в более широкую задачу возрождения русской культуры и духовности, восстановления корневой системы. Ясно было, что без восстановления, без оживления корневой системы не будет ни ствола, ни кроны. Никакое государство не может существовать без неё. Гимназия Дягилева в Перми стала нашим союзником. У них лучший сайт по Михаилу Александровичу и по-русски и по-английски. Эта тема привлекает молодежь, которая часто не знают своей истории. Ведь не зря говорят: из песни слова не выкинешь, а тут выкинули целую главу, эпилог Царской России, и даже я бы сказал пролог к нынешней России. Манифест Михаила Александровича не был отречением. Это было условный и временный отказ от власти. Манифест гласил: «Тяжкое бремя возложено на Меня волею Брата Моего, передавшего Мне Императорский Всероссийский Престол в годину беспримерной войны и волнений народных. Одушевленный единою со всем народом мыслью, что выше всего благо Родины нашей, принял Я твердое решение в том лишь случае восприять Верховную власть, если такова будет воля народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием…» Некоторые историки считают, что этот манифест и был реальной конституцией, по которой Россия жила 9 месяцев в 1917 году. Михаил к власти не рвался. Шапка Мономаха свалилась на него неожиданно. Надо было принимать решение, а кругом идет стрельба. С каждым днем нарастает революция. К нему пришли Керенский и другие думские деятели. И он решил, что его главная задача остановить братоубийственную войну. Он был боевой генерал, командир дикой дивизии, защитник Родины, патриот, военачальник, кавалер Георгиевского креста, никогда не принимал участия ни в каких интригах. Не вызвать ли верные ему войска и подавить солдатский мятеж? Но это было против его христианской совести пойти на кровопролитие русских людей. Лозунг большевиков был - превратить империалистическую войну в гражданскую. Михаил не хотел сыграть им на руку. Он решил, что самое главное для России - остудить страсти, дать людям одуматься. Надо было победно закончить войну, и потом навести порядок внутри страны. И он решил: раз народ хочет, давайте проведем учредительное собрание, и пусть народ решает. Расчет был, что во время подготовки к выборам Россия выиграет войну, и авторитет монархии поднимется. Учредительное собрание должно было стать подобием Земского собора 1613 года. Это было в соответствии с традицией избрания первого Михаила из Дома Романовых на царский престол. Может, это было не лучшим решением. Михаила понимал, что нельзя менять коней на переправе. Но этого требовали все общественные круги. И первый эффект Манифеста Михаила был: стрельба в Петрограде тут же прекратилась. Керенский провел подготовку к выборам, но выборы прошли уже после захвата власти большевиками. Ленин надеялся, что Учредительное собрание узаконит Октябрьский переворот. Но большевики набрали меньше ¼ голосов, и силой распустили Учредительное собрание, а на другой день расстреляли мирную демонстрацию в его поддержку. Так началась гражданская война. Многие поднялись против большевиков, но не за монархию. Многие хотели вернуться к Учредительному собранию. Большевики понимали, что главная альтернатива их незаконной власти была в манифесте и личности Михаила. Может быть, неслучайно из всех Романовых Михаил был уничтожен первым 12 июня 1918 года в Перми, на 40 дней раньше Екатеринбургского и Алапаевского злодейств. Он был выслан в Пермь по решению Совнаркома, указ подписал Ленин. Исполнял Урицкий, начальник ЧК Петрограда. Вначале его посадили в тюремную больницу. Потом разрешили жить в гостинице, но ходить каждый день отмечаться. Супруга Наталья Брасова боролась за него в Смольном. Ворвалась в кабинет к Ленину. Не выдержав напора, Ленин убежал из кабинета. Вот так надо всегда поступать, когда нарушают гражданские права. Вернувшись в Пермь в сентябре 1991, я попал только на могилы моих родителей. Покупая им венки, решил купить и венок для возложения на «Королевских номерах». Тем более, что они были в очень плачевном состоянии. Мы собрали группу активистов, местного православного священника, и провели торжественную церемонию возложения венка. Венок прибили к стене, чтоб никто не утащил. Это попало в пермскую печать, и к историческому зданию было привлечено внимание. Потом мы повесили мемориальную доску с объяснением, что произошло в этом здании. Ее кто-то сбил, мы повесили новую. В 1997 отцы города спохватились и повесили барельеф с изображением Великого Князя. Но там было только сказано о том, что Михаил Александрович жил в этом здании с марта по июнь 1918 года и ни слова о его расстреле. Так две доски и висели параллельно до 2008 года, когда нашу доску опять кто-то сбил. Приезжая из Америки наездами, я стал своего рода катализатором для местного движения за почтение памяти Великого Князя. Меня поддержало Общество ВООПИК в Перми, потом некоторые местные богатеи начали строить часовню на месте расстрела. Вместе с председателем ВООПИКА мы наладили сотрудничество со Свято-Троицким Стефановым монастырем в Перми, встретились с игуменом Варфоломеем Предложили помочь собирать средства на часовню. В 2006 году состоялась первая панихида в часовне. В 2007 году 12 июня провели первый крестный ход от монастыря к часовне. Это день города и поэтому проводились параллельно различные светские мероприятия, но мы нашли мощный отклик. Около 1500 граждан прошли пять километров от монастыря к часовне на месте предполагаемого убийства. На другой год опять крестный ход и научная конференция. И так каждый год. Мне удалось привлечь внимание к Перми и за границей. Англичане Розмери и Дональд Крофорд в 1992 открыли для себя образ Михаила Александровича и его супруги Натальи Брасовой. Написали целую книгу на английском языке - «Михаил и Наталья. Жизнь и любовь Михаила Второго, последнего из царей Романовых». Опубликованная в 1997, это самая фундаментальная книга о Михаиле Александровиче. Переведена на немецкий, французский, испанский языки. Крофорды потратили массу денег, не зная русского языка, нанимали переводчиков, приезжали в Россию, работали в архивах. По выходе на пенсию с 2007 года я сам стал заниматься темой более активно. Изучал документы в архиве ГАРФа. Установил связь с Дональдом Крофордом, и пригласил его на конференцию в Пермь. И он приехал. Это была мечта его жизни. Она сказал, что его жена Розмэри была инициатором написания книги. Она почитала Михаила и Наталью за русских Ромео и Джульетту. Они мечтали увидеть свою книгу на русском языке. Но у Розмэри обнаружился рак. Уже на смертном одре в начале 2008 года ей вручили перевод на русский. Нельзя сказать, что имя Михаила Александровича совсем безвестно. Есть литература. Меня в инернете нашла Наталья Чернышева-Мельник. Она написала целую книгу о Михаиле Александровиче. В Москве Михаилом занимаются два архивных сотрудника - Хрусталев и Лыкова. Они составили первый сборник документов, связанных с его судьбой, причем опубликовали в Перми. Один бывший узник ГУЛАГа скульптур Веденеев воздвиг деревянный крест на месте убийства. И всё-таки роль Михаила Александровича в русской истории не получила достойной оценки». Владислав Георгиевич высказал несколько конкретных предложений по увековечиванию памяти Великого Князя Михаила Александровича. Нужно обязательно установить доску в Петербурге на Миллионной,12, где Михаилом Александровичем подписан был подписан манифест, определивший судьбу XX века. Надо установить кенотаф в усыпальнице Романовых в Петро-Павловском соборе, где теперь покоится го его старший брат и мать Мария Фёдоровна. После выступления Краснова было много вопросов, из которых явствовало, что все присутствовавшие прониклись и приняли в сердце образ Великого Князя. Я же в заключение высказал идею о том, что главной памятью должна стать икона двух святых братьев – Царя Мученика и Страстотерпца Николай Александровича и Князя-Страстотерпца Михаила Александровича. Ведь Михаил Александрович уже канонизирован Русской Зарубежной Церковью в лике святых. И, стало быть, рано или поздно его имя также будет включено в собор Российских Новомучеников. Потом мы вместе трапезовали, я показал музей игумении Таисии при Леушинском подворье. А после провез Владислава Георгиевича по местам, связанным с именем Михаила Александровича в Петербурге. Это Аничков дворец, где он родился, Дворец на Английской набережной, который принадлежал ему (где будет проходить конференция 19 мая), дом на Миллионной, 12, где был подписан манифест. В 18.00 Краснов выступал в прямом эфире «Православного радио Санкт-Петербурга» и тысячи петербуржцев узнали о светлом и благородном образе Великого Князя Михаила, который должен был стать следующим Российским Императором
Tags: Михаил Александрович, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments