Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

Как я сослужил Литургию на Голгофе

Такой страстной седмицы у меня еще не было. Уже четыре дня лежу с температурой 38. На службу едва хватает сил. Вчера Литургию Великого Четвертка и 12 Евангелий еле отслужил. До Пасхи один день. Не знаю. как буду служить. Да еще надо доехать до Сомино..
Сегодня Великая Пятница - день Голгофы Христовой.
Я несколько раз вспоминал, как во время нашего паломничества в Святую Землю сподобился сослужить Божественную Литургию на Голгофе. Пока лежу в постели, решил написать об этом.
После Литургии на Гробе Господнем мне казалось., что о большем счастье мечтать не приходиться.
Однако узнав, что ночью со вторника на среду будет служиться Литургия на Голгофе, тут же зажегся желанием послужить и на этом святом месте.
Наш путевод нам объяснил, что приходить нужно ровно к полуночи, не раньше. Именно в это время начинают служить утреню, а потом Литургию. Мы вышли из гостиницы полдвенадцатого ночи. Я решил пойти налегке, специально не стал ничего брать с собой кроме служебника (потом это обстоятельство сыграло весьма драматическую роль в эту ночь).
В настоящее время Голгофа - сокровенная гора. Она реально существует. но увидеть ее целиком как гору невозможно. Она почти вся скрыта постройками храма Господня. Реально можно увидеть только часть ее основания в приделе Адама и вершину, где был водружен Крест.
По Евангелию Христос был распят и погребен практически в одном месте. Поэтому Гроб Господень и Голгофа расположены под сводами одного храма. Если никогда не бывал в храме Гроба Господня, трудно даже представить, как все эти святыни располагатся в нем.
Гора Голгофа сейчас полностью входит в храм и является приделом в нем. Она вся обстроена и видна только фрагментарно. Линия подошвы Голгофы соответствует уровню пола всего храма, а вершина находиться на верхнем этаже, где освящено несколько престолов разных конфессий.
Высота Голгофы три метра. Взойти на нее значит подняться на второй этаж по крутой каменной лестнице из 28 ступенек. Поднявшись, оказываешься в храме, разделенном арочными пилонами на две части: православную и католическую. Здесь ты делаешь большое и приятное духовное открытие, что Голгофа и собственно то место, на котором был водружен Крест Христов, принадлежит православным и на нем совершается только православная служба. Место креста - отверстие в природной скале - обложено серебром. Над ним – открытый каменный престол на колонках, а за ним высится Распятие с предстоящими Богоматерью и Иоанном Богословом. Под стеклом вокруг престола открыто видна скала Голгофы.
Здесь можно поклониться и под престолом приложиться к основанию креста. Здесь сразу даже не осознаешь всю необычность ситуации, а именно то, что в этом храме нет иконостаса, царских врат, нет границы алтаря и храма, и можно совершить поклон под престолом, касаясь его основания.
Прийдя в храм, мы не торопясь поклонились святыням. В отличии от воскресной ночной службы на этот раз народу было мало, храм был полупустой.
В алтаре кафоликона я подошел к уже знакомому мне ризничному отцу Самуилу, чтобы получить облачение для сослужения. Он же как-то по деловому тут же сказал: "Документ". Тут меня прошиб холодный пот, я вспомнил, что оставил благословение патриарха на сослужение в гостинице в портфеле. Я стал лихорадочно рыться в карманах подрясника, зная, что у меня там нет никакого документа. "Понимаете, я уже сослужил два дня назад у вас и показывал вам документ. Вы меня должны помнить. Я оставил документ в гостинице". Я говорил по-русски, прекрасно осознавая, что он вряд ли понимает мои слова, но надеясь, как водиться у нас на Руси, разжалобить сердце ближнего. Однако если бы я даже заговорил на чистом греческом языке, вряд ли бы это помогло. Отец Самуил также бесстрастно повторил: "Документ! Есть документ - есть литургия. Нет документ - нет литургия", Эти слова он произнес быстро как поговорку, чувствовалось, что я не первый, для кого приходиться их произносить. После этих слов он развернулся от меня к другому батюшке.
У меня в глазах стало темнеть. Когда еще будет в жизни такая возможность послужить на Голгофе? И все из-за какой-то бумажки, которую я оставил в гостинице? До гостиницы полчаса туда и полчаса обратно. А Литургия должна начаться минут через тридцать. В такие моменты, чувствуешь свое недостоинство и вспоминаешь все свои грехи. А за что тебе такая честь, собственно? Скажи спасибо, что вообще будешь присутствовать на этой литургии.
Я вышел из алтаря сам не свой. Когда меня увидели мои паломники. спросили: "Что с вами, батюшка?" Я рассказал, что забыл "документ" в номере, а без него "нет литургии".
Тут одна прихожанка неожиданно сказала: "Батюшка, благословите, я схожу в гостиницу. Дайте ключи. Где у вас лежит этот документ?" - "Ты не успеешь..." - "А я бегом!" Я почувствовал, что это может быть единственный шанс. "Я тебя только прошу, беги не со всех ног, Во-первых, можешь упасть. А падать здесь очень больно, все улицы каменные. А во-вторых, как бы за тобой не устроили погоню израильские полицейские...."
Я был уже сам готов бежать, но как только представил, что после такого марафона нужно будет сразу же служить, охота отпала. Я благословил ее, уповая только на чудо Божие. Не называю имя нашей прижанки, поскольку она просила не называть его в блоге.
Я встал за колонной неподалеку от Голгофы и стал молиться о бегущей паломнице, а также о том, чтобы служба утрени шла медленнее и литургия началась попозже. Я представлял себе несущуюся по ночному Иерусалиму нашу одинокую паломницу, представлял. как могут удивиться очевидцы ее ночного бега, представлял, где она уже может находиться: улочки Иерусалима, Дамасские ворота, проспект вдоль крепостной стены старого города, гостиница.... Время шло. Уже прошло более получаса, на клиросе дочитывали утреню. Я понимал, что время уже идет на минуты. В такие моменты ,когда о тебя уже ничего не зависит - просто полагаешься на волю Божию: "Господи, пусть будет так, как Тебе угодно! Я сделал, что мог".
Я с завистью смотрел на русского батюшку, который, давно облачившись, ожидал начала Литургии. На жертвеннике греческий батюшка заканчивал проскомидию. Вот он уже стал покрывать дары и совершать каждение.
И в этот момент я услышал запыхавшееся дыхание у себя за спиной. Наша прихожанка была вся покрыта испариной пота. Впрочем. я сам был покрыт испариной от волнения и ожидания. Мне было жалко, что я подверг ее такому экстриму и одновременно я был преисполнен благодарности ей за этот подвиг.
Я не стал ничего расспрашивать, только взял "документ" и поспешил в алтарь к отцу Силуану. На этот раз развернув бумагу и увидев благословение патриарха, он не сказал ни одного слова, а молча вынул из шкафа облачение и приветливо вручил его мне. Когда я стал облачаться, увидел, что служащий греческий архиерей с духовенством направляется из алтаря кафоликона к Голгофе на Литургию. Поручи я завязывал на руках, уже догоняя сослужителей. Когда мы стали у престола на месте Голгофы и архиерей дал начальный возглас, я понял, что если бы документ был бы на две минуты позже, я бы остался без Литургии. В такие моменты чувствуешь цену минуты.
В первые моменты службы я все еще не мог осознать, что сослужу на Голгофе. Может быть, если бы все было обычным порядком, я бы так не оценил милосердие Божие. Я не сразу осмотрелся. Службу возглавлял архиепископ Фаворский (боюсь ошибиться с именем), ему сослужило два диакона и три священника, один грек из Иерусалимской патриархии и два русских, одним из которых был я. Я успел спросить русского священника, откуда он? Оказалось из Великого Новгорода, настоятель храма св.князей Бориса и Глеба.
Когда я пришел в себя, спросил разрешения вынуть частички. В считанные минуты нужно было вспомнить всех близких отцов, сродников, братьев и сестер, всех, кто почитает меня своим духовным отцом. В конце просто помянул всех русских православных людей. Не потому чтобы я не любил иные народы, кроме русского, но будучи русским священником, считаю своим долгом молиться в первую за свой русский народ, который в ХХ веке взошел на Голгофу вслед Христу.
Служба на Голгофе особенная и ни с чем не сравнимая. Смысл Литургии в совершении безкровной жертвы, а здесь на этом месте Сам Господь совершил жертву, на которой пролилась кровь Господня. На этом месте совершилось дело спасения всего человеческого рода. Всякий престол во время Литургии изображает Голгофу, а здесь - сама Голгофа, Престол всех престолов. Стоя на этой Литургии невольно вспоминаешь все евангельские события, связанные с распятием, все слова Христа, сказанные на кресте: "Жажду", "Днесь будешь со Мною в раю", "Совершилось". Все эти великие известные слова прозвучали здесь. Возгласы Литургии здесь также осознавались совершенно конкретно: "Тебе приносяще о всех и за вся".
Во время Литургии на Гробе Господнем я пережил Пасху, а на этой Литургии на Голгофе скорее переживаешь Страстную седмицу.
Приятно было, что нам, русским батюшкам, досталось еще сделать несколько возгласов, причем на церковно-славянском языке. А на великом входе за отсутствием иподиаконов я сподобился побыть "посошником", то есть держать посох служаего архиерея (никогда раньше такого послушания на службе не исполнял).
Причаститься Крови Господней на том месте, где пролилась эта Кровь - событие на всю жизнь.
После причастия меня благословили исповедовать паломников. Было несколько групп: из Москвы, из Новгорода, из Малой России.
Прихожанку, совершившую подвиг скорохода я от всего сердца поблагодарил: "Благодаря тебе я отслужил одну из самых важных для меня служб. Теперь буду твой молитвенный должник",
После службы ко мне подошла одна монахиня по имени Мария, которую я знал много лет назад в Санкт-Петербурге. Потом она куда-то пропала. Как оказалось, она переселилась в Святую Землю и живет сейчас в Иерусалиме. Почти каждый день бывает на Литургии в храме Гроба Господня. "Батюшка, вы, наверно, первый раз служили на Голгофе?" - "Теперь буду молиться, чтобы не последний..." - "Батюшка, я хочу вам на память об этой службе подарить четки". Она достала большие деревянные четки. состоящие из зерен размером чуть не с грецкий орех. "Молитесь за нас. Здесь все христиане как на Голгофе".
Эти четки теперь у меня в святом углу, я их называю "голгофскими". Я не ношу их напоказ, чтобы не решили, что я "великий молитвенник". Но когда я их беру в руки, сразу вспоминаю молитву на Голгофе.


Tags: Литургия, Святая Земля, паломничество, фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments