Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Category:

О чем мы плакали у "стены плача"?

В этот день великого праздника Входа Господня во Иерусалим хочу рассказать о нашем посещении «стены плача», части того храма, в который вошел Спаситель в этот день. После Елеона в тот день наша программа была исчерпана, и у нас оказался свободный вечер. Расставшись с автобусом у стены старого города, мы попросили нашего путевода погулять с нами по вечернему Иерусалиму и, главное, посетить «стену плача». Хотя «стена плача» является одной из главных святынь для последователей иудаизма, тем не менее, она является также значимой святыней и для христиан, ибо является частью Иерусалимского храма, с которым связано служение Господа Иисуса Христа на земле. Ведь в этот храм была введена еще трилетствующей Отроковицей Пречистая Богородица на воспитание и прожила в нем более 10 лет своей жизни. Это событие является для всех христиан двунадесятым праздником Введения во храм. В этот же храм на сороковой день своего земного бытия был принесен и Сам Спаситель, - это событие также является церковным праздником Сретения. Христос много раз приходил в этот храм в пасхальные дни, в том числе и в день Входа в Иеруслаим, когда Он изгнал из храма торговцев. Если точнее говорить, так называемая «стена плача» - это собственно часть подпорной стены вокруг Храмовой горы длиной 485 м., уцелевшая после разрушения Второго храма римлянами. Первый храм был воздвигнут царем Соломоном в 6 веке до РХ и разрушен вавилонянами в период 70-летнего пленения евреев. Второй храм был восстановлен Зоровавелем, а Ирод Великий расширил его и благоукрасил накануе пришествия в мир Господа Иисуса Христа. В 70 году этот храм вместе с Иерусалимом разрушили римляне по пророчеству Христа, в каковом состоянии храм пребывает и доныне. И восстановить его пока никто не в силах (хотя такие планы у иудеев существуют). Но даже полностью разрушенный храм одной только сохранившейся частью производит сильное впечатление, как грандиозными размерами, так и самим ощущением святыни. В 4 книге Царств описывается освящение этого храма и приводится молитва царя Соломона на его освящение, из которой взяты некоторые места для молитв освящения христианского храма. Три тысячи лет назад Слава Господня осенила это место. То, что освятил Господь, остается святыней навсегда. Отсюда происходит и христианское представление о храме. Который остается святыней независимо от его состояния. Ангел Господень не покидает уже никогда даже место освященного храма. Эта стена производит еще и потому впечатление, что это по сути единственное, что осталось от Иерусалима времен Христа. Вес остальные постройки поздние. Большая часть Иерусалима, в том числе и стена старого города, была воздвигнута в период турецкого владычества. Как воскликнул один русский дореволюционный паломник: «Это всё, что осталось от Иерусалима» (В.Дорошевич. В земле обетованной). Перед этой стеной образована самая большая площадь старого Иерусалима. Чтобы попасть на нее, мы должны были пройти рамки, но оказалось, что через главный вход пускают только иудеев, а нас стражи порядка направили к рамкам с другой стороны. На площади находиться колонка воды для ритуального умовения. Наш путевод пояснил, что мужчины и женщины здесь молятся строго раздельно: с левой стороны большая мужская зона (она-то чаще всего и попадает в поле съемки), а справа меньшая - женская зона. Потом путевод сказал: «Надо обязательно на голову одеть платок, а мужчинам – кипу…» Специально для этого случая на столе лежали бумажные кипы. Мне совсем не хотелось одевать кипу: «А если у меня есть скуфейка?» - «Тогда Вам повезло, можете в скуфейке». У моего алтарника оказалась при себе кепка. Проблема была решена. После этого путевод после паузы каким-то извинительным тоном произнес: «И еще Вас очень прошу - не креститься и спрятать крестики…» Он увидел на наших лицах недоумение: «Это чтобы не вызывать раздражения… Ну сами понимаете…» Интонация была такой, как будто он приносил извинения за временно доставленные неудобства. При всей мягкости он дал понять, что вариантов нет. У меня был прикреплен крестик на куртке, который я не стал снимать. Когда мы уже хотели разделиться, встал еще один важный вопрос, о котором мы как-то заранее не подумали: а что мы собственно будем делать у «стены», точнее сказать, что будем читать и как молиться? Я сразу чистосердечно спросил: «А Акафист Введению Божией Матери можно прочитать? Прославить Матерь Божию!» Путевод не знал, что и ответить, наверно еу таких вопросов раньше не задавали: «Акафист? Акафист - не знаю? Ну, это, кончено, крепко сказано!» - «Ну, может быть, канон?…» Между прочим, это довольно существенная проблема, что же должны здесь читать христиане, о чем плакать у «стены плача»? Ни в одном путеводителе для паломников не дано никаких рекомендаций на эту тему. Мне нужно было решить эту проблему в считанные секунды. Я предложил прежде всего прочитать покаянный 50 псалом, а также почтить это место тропарем Введению во храм Пресвятой Богородицы в память о том, что в период христианского владычества на месте Иерусалимского храма был воздвигнут храм во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы. Впоследствии мусульмане обратили его в мечеть Аль-Акса. В ее здании до сих пор угадываются черты христианского храма. Вот , где можно помолиться об утраченных храмах Святой Руси. Евреи плачут уже много лет об одном храме, а сколько же нам, русским людям, нужно плакать о тысячах и тысячах наших утраченных храмах. По Русской земле должны течь реки наших слез… В этот раз у стены было немного людей и нам не трудно было найти свободное место под растущим прямо из стены каким-то кустистым растением. Вместе с путеводом нас было четверо. Мы стали друг к другу так близко, что буквально образовали плечом к плечу свою живую стену, чтобы не слышно было нашей молитвы. Перекрестившись, я дал возглас: «Благословен Бог наш всегда ныне и присно и во веки веков». Потом прочитал Царю Небесный. Во время этой молитвы я услышал громкий вскрик «ай», как будто-то кто-то ожегся. Стоявший в нескольких метрах от нас слева у стены молодой высокий еврей в черном пиджаке и белой рубахе вдруг стал вести себя как-то неадекватно. Как только началась наша молитва, он неожиданно стал поднимать руки к стене и делать такие движение, как будто он хотел на нее залезть. Я прочитал начальные молитвы от Трисвятого по Отче наш. Далее мы пропели тропари Кресту Господню и Введению Богородицы. Мы пели в три голоса, хотя довольно тихо. Вряд ли нас кто-то слышал. В этот момент я ощутил себя во времена первых христиан, которые тайно молились в катакомбах. Я достал бывшее со мною Евангелие: «И о сподобитися нам слышанию Святаго Евангелия Господа молим». Я не знал, какое выбрать зачало и решил открыть наугад. Открылось Евнгеие от Луки глава 11. Я читал по церковно-славянски, но привожу здесь по-русски: «Когда же народ стал сходиться во множестве, Он начал говорить: род сей лукав, он ищет знамения, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка; ибо как Иона был знамением для Ниневитян, так будет и Сын Человеческий для рода сего. Царица южная восстанет на суд с людьми рода сего и осудит их, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона». Стоя у остатков храма, который некогда был воздвигнут Соломоном, эти слова воспринимаешь как-то особенно глубоко. Если этот храм и сегодня производит такое глубокое впечатление, какое же тогда впечатление производил Сам Господь Иисус Христос, который «больше Соломона»?! Особенность чтения Евангелия в Святой земле состоит в том, что все в нем начинаешь воспринимать как реальность, причем актуальную и в наше время. Надо также сказать, что как только я начал читать Евангелие, так тут же опять дал о себе знать тот самый одинокий долговязый еврей, сделав свой очередной странный выкрик. Он опять оживился и стал как бы лезть на стену и громко кричать «а-а». Мы на него не обращали внимания, как впрочем, и он на нас. Я продолжал чтение: «Никто, зажегши свечу, не ставит ее в сокровенном месте, ни под сосудом, но на подсвечнике, чтобы входящие видели свет. Светильник тела есть око; итак, если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло; а если оно будет худо, то и тело твое будет темно. Итак, смотри: свет, который в тебе, не есть ли тьма?» Эта сокровенная молитва и чтение Евангелия у стены храма, в котором молился Сам Христос, произвела какое-то особенное чарующее впечатление на душу. Почему-то хотелось «радоваться и веселиться». «Стена плача» открылась нам совершенно неожиданно как стена пасхальной радости. Напоследок мы неожиданно для себя запели пасхальный тропарь: «Христос воскресе из мертвых», и пропев его трижды, похристосовались друг с другом. Чтобы самим потом поверить, что все это было, мы сфотографировались у этой стены на память. Когда мы возвращались, увидели, что некоторые иудеи, отходят от стены спиной назад. «Это в знак уважения к святыне, - пояснили нам, - но нам не обязательно, мы уносим это храм внутри себя». Встретившись с нашей женской половиной, мы живо делились, кто о чем плакал у «стены плача»... Напоследок хотелось бы сделать практические рекомендации последующим паломникам: приходить сюда нужно со своим головным убором, чтобы не надевать кипу, крестики никто здесь не снимает, а молиться Христу и Божией Матери никто не может запретить. С праздником Входа Господня в Иерусалим. Пусть наш плач Страстной седмицы обратиться в пасхальную радость Воскресения!
Tags: Святая Земля, паломничество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments