Протоиерей Геннадий Беловолов (otets_gennadiy) wrote,
Протоиерей Геннадий Беловолов
otets_gennadiy

Categories:

«Золотое кольцо Петра Великого»

Царское паломничество по местам Петра Первого

Неделю назад мы совершали необычное паломничество, посвященное памяти царя Петра Первого. Мысль почтить первого русского императора пришла после Петро-Павловского Таисиинского концерта, ведь в Петербурге практически не проводиться каких-либо особых мероприятий памяти основателя как города, так и самой Российской империи, тем более, что в это году исполняется 340 лет со дня его рождения.
Поездку я приурочил ко дню памяти Петра Первого, который, как известно, преставился 28 января по старому стилю, по новому – это 10 февраля (а по астрономическому календарю – 8 февраля). На удивление группа собралась быстро, большой автобус на 50 человек был заполнен полностью.
Эта поездка носила уникальный характер, ведь она, скорее всего, была первая паломническая поездка по местам, связанным с именем Петра. Экскурсионных проводиться много, вот паломническая - вряд ли.
Маршрут Петровского паломничества я построил таким образом, чтобы проехать по пригородам Петербурга на берегу Финского залива, основанным Петром Первым: Стрельна, Петергоф, Ораниенбаум, по дамбе проехать в Кронштадт, а затем вернуться северным берегом, посетив Лахту и закончив Петро-Павловским собором. Таким образом, мы замыкали наше паломничество в кольцо. Поэтому и саму поездку я назвал «Золотое кольцо Петра Великого».
Мы отправились в 10.00 утра от Леушинского подворья. Начали мы с самого большого памятника Петру Первому в Санкт-Петербурге, каковым является мост через Неву, названный в честь императора. Так называемый Большеохтинский мост был построен в 1908-1911 гг., в канун празднования 300-летие Дома Романовых. Он получил название «Мост Императора Петра Великого» и стал самым большим памятником Петру (больше только московский монумент Церетели). В 1997 году, кстати, восстановили демонтированную большевиками надпись-посвящение, тем не менее прежнее название не вернули. Мост этот в известной мере расположен весьма символично. Соединяя исторический центр города с районом Малая Охта, где некогда стояла шведская крепость Ниеншанц, мост как будто зримо соединяет Россию и Европу. Проезжая этот «Петровский мост», мы в первый пропели «вечную память» императору.
Потом вдоль Невы мы проехали к домику Петра Первого на Петровской набережной. Это первая постройка в Санкт-Петербурге, где в первые годы жил царь. Дом, построенный солдатами для царя всего за три дня, чудом сохранился, не пострадав даже в блокаду (кстати, после снятия блокады был первым открыт из всех музеев Питера!). Его можно по праву назвать дедушкой всех других домов и дворцов Санкт-Петербурга. С этой русской избы из сосновых бревен Петр и начал прорубать «окно в Европу». Мы объехали вокруг этого домика, совершив своеобразный "крестный ход". Перед домиком стоит бюст Петру XIX века, перед которым мы второй раз помянули императора.
На другом берегу Невы в Летнем саду еще один дворец Петра, пока из-за реконструкции сада, недоступный.
Затем мы проехали по Петербургу так, чтобы охватить главные памятники Петру. Все объехать не так-то просто. Медный всадник, Царь-плотник, всадник у Михайловского замка. Практически все русские государи после Петра обязательно воздвигали в честь него статуи и скульптуры, выражая тем самым верность его заветам в служении России.
Но самым неожиданным для нас памятником стал монумент в Стрельне.
Когда мы в Стрельне проезжали Константиновский дворец с конной статуей Петра Первого, наш водитель неожиданно спросил: «А к Петру с Екатериной будем заезжать?» - «Это где?» - «В Стрельне на берегу Финского залива» - «Петр? С какой Екатериной?» - «Да, со своей, там еще кто-то стоит маленький, похоже, что их дети…»
Как не почтить Петра с Екатериной! Повернув после Константиновского дворца направо, мы проехали мимо Путевого дворца Петра Первого прямо к берегу. В полном одиночестве на фоне бескрайнего снежного пейзажа замерзшего Финского залива стояла необычная скульптурная группа императора Петра Первого со своей супругой. Петр был вытянут по вертикали как мачта, а его супруга одета в широкий кринолин, как парус на ветру. К ним с одной стороны жались две бронзовые борзые, а с другой стороны ухмылялся карлик-шут, которого шофер принял за царского дитя. Композиция напоминала скорее театральную сцену торжественного приема или начала бального танца. В любом случае, выглядело все по-царски празднично. К тому же, как потом я узнал, - это единственный памятник Императрице Екатерине Первой. Автором скульптуры, сооруженной к 300-летию Санкт-Петербурга, оказался Михаил Шемякин, оскандалившийся другим памятником царю в Петро-Павловской крепости.
В Петергофе мы обратили внимание на собор Петра и Павла в русском стиле, построенный в память императора Петра, а в Ораниенбауме (Ломоносове) на собор Архангела Михаила, построенный в память основателя династии Романовых – царя Михаила Федоровича.
По дамбе проехали в Кронштадт. Кронштадт – «коронный город», венец петровского ожерелья Санкт-Петербурга. Здесь стоит один из самых красивых памятников Петру Первому, воздвигнутый в 1840-е гг. императором Николаем Первым (скп.Жако). Петр на нем представлен в мундире Преображенского полка, в котором он сражался на Полтавском поле, попирающим ногою шведский штандарт. У этого памятника я прочитал знаменитые слова царя, обращенные к русским солдатам перед судьбоносным боем, по книге «Изречения Петра Великого», которую мы издали книгу к Таисиинскому вечеру. Приведу их здесь, поскольку в них царь выразил весь смысл своего служения Богу и России. Это своего рода царское кредо Петра: «Воины! Пришел час, который должен решить судьбу Отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство Российское, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за Православную нашу Веру и Церковь. Имейте в сражении перед собой Правду и Бога, Защитника вашего. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога. Жила бы только Россия во славе и благоденствии для благосостояния вашего».
У этого героического памятника слова Петра произвели особое впечатление. Трудно было сдержаться от слез. Кто может из современных политиков повторить их вслед за Петром? Думаю, что никто. Их с чистым сердцем может произнести только православный Царь.
Побывать в Кронштадте и не посетить Мемориальную Квартиру св.Иоанна Кронштадтского – нельзя. Хотя очевидно нужна логическая мотивация, тем более что в Квартире ввиду мороза мы решили послужить и панихиду по Петру Первому.
В Квартире я рассказал, что Иоанн Кронштадтский был почитателем русских царей, вспомнил, что он был рукоположен во священники в Петро-Павловском соборе, где погребен царь Петр, также упомянул о том, что в Андреевском соборе, где о.Иоанн был настоятелем, был придел во имя апп.Петра и Павла, сооруженный именно в память основателя Кронштадта. Но чего еще особенного, я чувствовал, не хватало. После панихиды, на которой мы помянули с царем и наших сродников, я провел небольшую экскурсию. В кабинете о.Иоанна на его столе лежит первое издание книги «Моя жизньи во Христе». Обычно я наугад открываю ее и читаю несколько мыслей о.Иоанна в назидание паломникам. Слова из главной книги о.Иоанна, написанной именно на этом месте, всегда производят глубокое впечатление. На этот раз открылось действительно глубокое духовное наставление дорогого батюшки.
«Что мне нужно? Ничего мне на земле не нужно, кроме самого необходимого. Что мне нужно? Мне нужен Господь, нужна благодать Его, Царствие Его во мне. На земле, месте моего странствия, моего временного обучения, нет ничего собственного моего, все Божие и все временно, назначено к временным мне услугам; избытки мои – достояние ближних неимеющих. Что мне нужно? Мне нужна истинная, христианская, живучая, деятельная любовь, нужно любящее, жалеющее ближних сердце, нужна радость о их довольстве и благополучии, скорбь о их скорбях и болезнях, о их грехах, слабостях, беспорядках, недостатках, несчастиях, бедности; нужно сочувствие теплое, искреннее во всех обстоятельствах их жизни, радость с радующимися и плач с плачущими».
- Батюшка, а на какой это странице? – Вряд ли вы найдете именно это прижизненное издание. Давайте спустимся в лавку, и я вам покажу это место в современном издании.
В год 100-летия преставления св.Иоанна Кронштадтского Мемориальная Квартира-Музей совместно с московским издательством «Ковчег» подготовили праздничное и главное полное издание «Моей жизни во Христе». К сожалению, в начале перестройки стали переиздавать эту книгу по первому прижизненному изданию, и многие издательства до сих пор так ее и издают. В свое собрание сочинений Иоанн Кронштадтский включил значительно расширенный вариант книги, который по объему больше чуть ли не на четверть. Именно этот вариант мы и переиздали.
Я нашел этот отрывок и еще раз его перечитал. Когда же просматривал книгу, увидел на обороте портрета Иоанна Кронштадтского на авантитуле воспроизведение его автографа и остановился, не веря своим глазам…
Собственно этот автограф я знал и помнил. Это было благословение о.Иоанна. Его духовная дочь просила преподать ей благословение и о.Иоанн начертал его в своем письме: «Благословляю тебя Именем Господним. Прот.Иоанн Сергиев». Она хранила его как святыню. Письмо сохранилось. Этот автограф несколько раз факсимильно воспроизводился, в том числе и в нашем издании. Но сейчас меня поразило другое. Под этим автографом стояла дата и это было дата «28 янв.1904 г.», то есть день памяти царя Петра, тот самый день, когда мы приехали в Квартиру.
Я прочитал это благословение и торжественно произнес: «А знаете ли вы, когда, в какой день о.Иоанн преподал это свое благословение?», - и выдержав паузу, завершил: «В день памяти Императора Петра Великого…» Надо сказать, что это открытие произвело глубокое впечатление. Конечно, мы понимали, что это совпадение, что это случайность, но когда случайность бывает в то самое время и в том самом месте, она воспринимается как знамение… Сколько раз я видел это благословение, мы даже отдельную открытку издавали, никогда не обращал внимание на дату.
Мы почувствовали какую-то незримую духовную связь Великого Царя и Великого Пастыря. Для меня это было еще и знаком, что я на верном пути в почитании Государя Императора Петра.
Возвращась назад по северному берегу Финского залива, мы заехали в храм апостола Петра в Лахте. Как говорят, это единственный храм Петра без Павла в России. Есть еще один с таким же посвящением, но уже в Ватикане – знаменитый собор апостола Петра. Необычное посвящение храма связано с мемориальным местом последнего предсмертного подвига царя Петра.
В последние годы царствования Пётр сильно болел (есть разные версии, что это была за болезнь). Поздней осенью 1724 года – а именно: 1 (14) ноября по старому стилю - Петр осматривал Финский залив близ Кронштадта. У берега Лахты он увидел севший на мель бот с солдатами. Царь принял самое живое участие в спасении тонувших солдат и матросов, стоя при этом сам по пояс в воде. Болезнь после этого сильно усилилась. Но не обращая на нее внимания, царь продолжал заниматься государственными делами. 17 января 1725 года он почувствовал себя так худо, что распорядился поставить в соседней со своей спальней комнатой походную церковь, а 22 января исповедался. 28 января душа императора Петра отошла ко Господу. (Кстати, последним приказом царя от 27 января была амнистия всех осуждённых на смерть или каторгу (исключая убийц и уличённых в неоднократном разбое). Нельзя не согласиться, Господь сподобил Петра Великого истинно христианской кончины. Он умер, положив душу свою за други своя, а это, как известно, является исполнением высшей христианской заповеди о любви.
Это место на берегу Лахты всегда почиталось. Прямо на берегу была поставлена часовня, а в 1894 году построен храм, который был освящен в сослужении св.Иоанна Кронштадтского. Вот еще одна встреча Иоанна Кронштадтского с царем Петром.
В советское время храм был перестроен под кинотеатр «Звезда», но как не удивительно в нем хорошо сохранились детали церковного интерьера, двери, ручки, решетки. Настоятель храма протоиерей Андрей Мунтян, встретивший нас во дворе храма, рассказал, что в советское время в кинотеатре работала верующая женщина, которая строго следила, чтобы все сохранялось. Благодаря этому здание храма сохранилось в неплохом эксплутационном состоянии и восстанавливать его было значительно легче. Конечно, иконостас пришлось писать заново. В этом храме мы в очередной раз возгласили царю Петру «вечную память».
На месте часовни в память подвига царя Петра сейчас установлен закладной камень. В престольный праздник прихожане совершают крестный ход из церкви к месту будущей часовни.
Завершили мы нашу паломническую поездку у гроба царя Петра в Петро-Павловском соборе. Здесь нас встретила Нонна Алексеевна, земной ангел-хранитель царских гробов. Она является одновременно и сотрудником музея Петро-Павловской крепости и активной прихожанкой общины собора, помощницей настоятеля игумена Александра Федорова.
После такого дня мы с особенным чувством подходили ко гробу императора Петра. Официальную панихиду здесь служили накануне, и мы только пропели нашу последнюю в этот день «вечную память» императору. На гробе начертаны слова титула, который преподнес Сенат императору Петру в день провозглашения России империей: «ОТЕЦ ОТЕЧЕСТВА». Это единственный царь, удостоенный столь высокого титула. Мы принесли Петру наш глубокий сыновний благодарный поклон за его великие труды.
Хотелось бы, чтобы подобные паломнические поездки памяти Петра Великого стали традиционными.

Tags: Дом Романовых, Иоанн Кронштадтский, Кронштадт, Петербург, Петр I, история, паломничество, панихида, фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments